Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
21:04 

Объятия, Малек, PG-13, мини

m-theory
There are two tragedies in life. One is not get your heart's desire. The other is to get it.
Название: Объятия
Автор: m-theory
Бета: Mazoji siksnosparne
Категория: Слэш
Фандом: Сумеречные охотники
Пейринг: Магнус Бейн/Александр Лайтвуд
Рейтинг: PG-13
Жанры: Hurt/Comfort
Размер: Мини, 3,218 слов
Статус: закончен
Предупреждения: первый раз как в первый класс, ООС, сериальный малек, автор считает, что в 2.07 у Малека не дошло до секса
Плейлист: ссылка на пост вк
Описание: Когда Алек возвращается в Институт после того, как Изабель бросает его в темном переулке под квартирой Рафаэля, он понимает, как он облажался.



Сидя на кровати в своей комнате, Алек с силой сжимал и разжимал кулаки. Физически он был вымотан, тело ломило и просило о сне, но, закрывая глаза, он видел Магнуса, отчаянно пытавшегося объяснить случившееся.

Магнус был не виноват в том, что у Изабель появилась зависимость. Виноват был Алек. И сорваться на Магнусе, тем более избить его бессмертного друга, было импульсивным и глупым решением. Уже вечером, когда Изабель вернулась в Институт, прошла мимо, даже не взглянув, Алек понял, что облажался. Но осознание того, что он позволил ей вляпаться в такое дерьмо, что он даже не догадывался о том, что происходит, пугало его.

В мире было мало людей, которым он доверял и которым мог открыть душу. Иззи была одним из них, и Алек справедливо полагал, что является таковым и для нее. Но она ничего не сказала ему — о том, что ее раны не зажили, о том, что она просила разрешения пойти в рейд у Элдетри, о том, что у нее началась зависимость, о том, что она сблизилась с Рафаэлем. Не то чтобы Алек ждал, что Иззи будет отчитываться каждый вечер, но у них были разговоры наедине, когда он сам просил совета, и тогда на его очередные вопросы: “С тобой все в порядке?” — она лишь отмахивалась и говорила, что все нормально. Алек не досаждал и терпеливо ждал, полагая, что Иззи сама расскажет, если случится что-то серьезное. Он думал, что его маленькая сестренка будет делиться своими проблемами, как он делился своими. Он верил, что она доверяет ему достаточно.

Неудивительно, что, после всего случившегося, вопреки логике, Алек чувствовал себя преданным. То, что Джейс и Иззи не посвящали его в свои личные переживания, несколько ранило. Они семья, и Алек доверил бы им свою жизнь не раздумывая, как и они. Но Алек полагал, что это доверие распространяется не только на битвы, где он прикрывал их спины.

Алек поверить не мог, что Джейс ушел с Валентином... Он предал все свои принципы и ушел, оставив Клэри, а также его с Иззи. Его парабатай, друг, брат. Позже, после возвращения, они, конечно, поговорили. Джейс рассказал, что им двигало: неуверенность в том, кто он есть, в том, свою ли жизнь он прожил, в том, кем были его родители. И все встало на свои места. Но Алека пугало, что он узнал об этом постфактум. Как и с Иззи. Почему она пошла сначала к Элдетри, а не к нему? Почему приняла помощь от человека, которого не знала совсем, но даже не заикнулась в разговоре с родным братом? Алек не понимал. Казалось, весь его мир, все его убеждения потихоньку рушились, разбиваясь вдребезги.

У всех бывают моменты, когда одиночество наваливается всем своим мощным ударом. Когда кажется, что ты один во Вселенной и не с кем поговорить, некому рассказать и не у кого попросить помощи. В такие периоды Алека спасала семья: Джейс и Изабель не смущались (в отличие от Алека) говорить ему, что он нужен им.

Но после всех этих событий привычное одиночество накатило на него, как лавина. Обычно Алек вполне комфортно чувствовал себя один. А сейчас одиночество перестало быть комфортным, оно вселяло тревогу и страх.

Единственной мыслью, спасавшей его от этого давящего ощущения безысходности, был Магнус. И сегодня он накричал на него.

Алек спрятал лицо в ладонях.

В голове настойчиво бились мысли о том, что надо извиниться, объяснить, что он просто потерял контроль, испугался за Иззи. Но Алек был не уверен в том, что Магнус захочет его слушать. В голове стоял образ Магнуса с отчаянным выражением лица, с поднятыми вверх бровями, не верящего, что Алек обвиняет его в том, что случилось.

Черт!

Они уже проходили это, когда Алек грубо отталкивал Магнуса, когда тот помогал им в поисках Джейса. Тогда он извинился, и Магнус, кажется, простил его и даже пригласил на свидание после. Алек вспомнил все, что было потом: сладкие поцелуи у Магнуса в лофте, взгляды, которыми они обменивались, когда Магнус приходил в Институт, та жаркая ночь, когда он решил, что время для той самой ступени настало, то, какое удовольствие Магнус подарил ему тогда. Это было незабываемо.

А теперь Алек опять испортил то хрупкое, что зарождалось между ними.

Он глянул на часы, что стояли на тумбе рядом с кроватью. Десять вечера. Возможно, еще не поздно? Зная Магнуса, вряд ли он уже лег спать. Быстро сменив футболку на свежую и накинув куртку, Алек выскользнул из Института.

Ночной воздух был прохладным и бодрящим. Алек любил пешие прогулки, без рун и спешки, когда можно было подумать и собраться с мыслями. Дорога не заняла много времени. Когда Алек подошел к двери высокого дома, его одолело сомнение. Захочет ли Магнус слушать его в очередной раз? Не дав себе время развить эту мысль, он нажал на звонок.

— КТО ПОСМЕЛ НАРУШИТЬ МОЙ ПОКОЙ? — послышался громкий голос.
— Это Алек. Я хотел поговорить. Пожалуйста, выслушай меня, — слегка наклонившись к динамику, выпалил Алек.

Несколько долгих мгновений ничего не происходило, и Алек уже решил, что все кончено, как раздался звук открывающейся двери. Глубоко вздохнув, Алек вошел и быстро добрался до нужного этажа.

Магнус стоял на пороге возле распахнутой двери, босой, со слегка растрепанными волосами. На нем была черная шелковая пижама — свободные штаны и туника с длинным рукавом. На правой стороне была большая вышивка, какой-то восточный мотив — всполохи огня и пламени, но рисунок был темным. Макияжа и укладки не было, а весь его вид говорил о том, что он готовился ко сну.

Алек на мгновение задержал дыхание. Магнус был изящен, черный шелк оттенял карамельную кожу, а неглубокий вырез туники открывал вид на соблазнительные ключицы. Без макияжа он выглядел еще красивее, теперь глаза не скрывала дымка из подводки и теней, но тяжелый взгляд и общий полумрак делали их почти черными.

Было видно, что в лофте широкие люстры не горели, как обычно. Лишь торшер, стоящий рядом с диваном, и подсветка под потолком излучали приглушенный теплый свет.

— Александр, — освобождая проем, проговорил Магнус. Затем он развернулся и направился в гостиную.

Алек глубоко вздохнул еще раз. Магнус был обижен, его холодный взгляд и тон голоса говорили об этом. Что ж, кто сказал, что будет легко?..

Когда Алек прошел в гостиную, на кофейном столике он увидел открытую бутылку вина и бокал, наполовину наполненный жидкостью. На диване лежала открытая книга с закладкой в виде ленточки. Алек ожидал увидеть какой-нибудь древний фолиант, но, приглядевшись, понял, что это обычная современная книга с белым твердым переплетом. В голове возникла ненужная мысль о том, что нельзя читать в темноте, но тут же была сбита другой: маг наверняка прекрасно видит текст в полумраке комнаты.

Магнус сидел в кресле. Поза его была расслабленной, руки покоились на подлокотниках, но взгляд был направлен не на Алека, а на камин, что еле слышно потрескивал в глубине гостиной. Решаясь, Алек заговорил:

— Прости меня.

Магнус не шелохнулся, лишь на мгновение прикрыл глаза, а потом снова устремил взгляд на камин.

— Прости меня, Магнус. Я так испугался за Иззи, увидел ее бессознательный взгляд, Рафаэля рядом, и сорвался, — Алек опустил взгляд в пол, слова не шли, а Магнус никак не способствовал устранению волнения и нервозности, что окутала его, как только он покинул Институт. — Я не должен был обвинять тебя, ты ни при чем, и ты хотел помочь, а я потерял контроль. Прости меня.

Магнус наконец посмотрел на него, его взгляд был нечитаем, но в нем уже не было той прохлады, что была в начале.

— Ты прощен, — негромко проговорил он, но Алек не почувствовал облегчения: голос Магнуса был потухшим. — Как Изабель?

Алек на секунду завис, обдумывая слова. Он вглядывался в Магнуса, пытаясь найти ответ на не заданный им вопрос. Но ничего не было. Наконец, он ответил:

— Я не знаю. Она вернулась час назад. Сразу после того, как я забрал ее от Рафаэля, она накричала на меня и ушла. — Алек прикрыл глаза ладонью: взгляд сестры в тот момент ранил больше всего. Он смутно понял, что чувствует сейчас — боль. — Я не знаю, где она была все это время. Когда она вернулась, она не захотела говорить со мной... что не удивительно после случившегося, — тихо закончил он. Теперь он тоже смотрел на камин, проигрывая в воображении снова и снова сцену с Иззи в темном переулке.

Магнус молчал. Наверное, он должен уйти. Алек почувствовал, как усталость снова навалилась на него. Он сказал то, что хотел сказать, и Магнус даже простил его.

— Еще раз извини, что накричал на тебя тогда. Это была моя вина… в том, что произошло. Только моя, — голос Алека был твердым и тихим, но последние слова он повторил скорее для себя, чем для Магнуса. Теперь осознание того, что он обидел Магнуса, в полной мере дошло до него, и он боролся с все более нарастающим ощущением одиночества и вины.

Магнус все еще молча смотрел на него, никак не реагируя. Казалось, он думал о чем-то своем и об Алеке одновременно. Но после его слов ничего больше не последовало, и Алек развернулся в сторону прихожей, чтобы уйти, как услышал негромкое:

— Не хочешь выпить?

Алек сначала не понял, действительно ли Магнус предлагал ему выпивку после того, как промолчал все это время, и тупо переспросил:

— Что?

— Садись, — Магнус легким движением указал на диван и встал, щелчком пальцев включая свет на кухне, что прилегала к гостиной. Свет на мгновение ослепил Алека, и, когда глаза привыкли, он неуверенно сел на диван.

— Что будешь? — тем времени почти по-светски поинтересовался Магнус. — Кофе, чай, виски?

— Виски.

Ожидая услышать обычное “кофе, без сахара”, Магнус даже слегка опешил, обернувшись и внимательно вглядываясь в парня напротив. Максимум, что Алек пил у него дома, было кофе из Старбакса неподалеку и легкие коктейли, которые готовил Магнус только ради того, чтобы увидеть, как нефилим очаровательно морщит нос от сладости и горечи, смешанных в том или ином напитке. Так что то, что Алек попросил виски, было в крайней степени необычно. Значит, все действительно плохо, подумал Магнус.

Тем не менее ничего не сказав, он подошел к бару и стал готовить напитки. Пина Коладу для себя и виски с колой — для Алека. Вечер обещал быть долгим.

Когда он закончил, Алек все так же сидел на диване, уперев руки в колени, и внимательно смотрел, как Магнус управляется с приготовлением напитков. Казалось, он ждал, что маг внезапно передумает и попросит его уйти. Его плечи были напряжены, а на лице не было и тени улыбки.

Магнус, легко подхватив пузатый стакан с виски и чуть вытянутый бокал с коктейлем, приземлился рядом с Алеком на диване, подогнув под себя одну ногу. Молча протянул напиток Алеку и с нескрываемым интересом смотрел, как осторожно охотник пригубил темную жидкость, а затем сделал один большой глоток. Даже не поморщился, заметил Магнус. Отпив из соломинки сладкой и пряной Пина Колады, он поставил бокал на столик и повернулся всем корпусом к Алеку.

Магнус был обижен, да. Он думал, что после всего, что случилось с ними за это время, Алек будет доверять ему или хотя бы пытаться. Но его обвинения буквально выбили Магнуса из колеи. Конечно, он понимал и причины, и мотивы, но глупая человеческая обида не давала покоя.

— А теперь ты расскажешь мне все с самого начала.

В ответ Алек недоуменно посмотрел на него, даже перестал крутить стакан с виски в ладонях.

— Я же вижу, что есть что-то, что гложет тебя намного больше, чем то, что случилось с Иззи, — объяснил Магнус и коснулся ладонью щеки парня, почти невесомо проводя большим пальцем по скуле и продолжил: — Ты можешь рассказать мне. Я не буду судить или давать советов, я просто выслушаю. Если хочешь.

Алек потянулся за прикосновением и сделал долгий выдох. Казалось, такая простая ласка позволила ему немного расслабиться и не ждать, что его вот-вот выкинут за порог. Он задался вопросом, как Магнус понял, что с ним происходит. Неужели по нему все видно? Или дело в Магнусе? Мог ли он открыться Магнусу? Без сомнения, подумал Алек.

— На самом деле нет ничего такого, — проговорил он. Честно говоря, он не знал, как начать, а главное — с чего. Те мысли, которые бродили у него уже давно… только сейчас он понял, что, возможно, чувствует себя как никогда одиноким и опустошенным. Но когда это началось, он не мог сказать. С ухода Джейса к Валентину? С понимания, что он его любит лишь как брата? С появлением прохлады между родителями, когда он понял, что их, как он думал, счастливая семья рушится у него на глазах? С этой ситуации с Иззи? С появлением Магнуса, когда он влюбился в мага, отчаянно и неопытно?

Когда это произошло?

— Я просто… Я просто устал, наверное. От всего. Конклав требует отчетов о каждом шаге, они подозревают, что у Валентина был сообщник кроме Ходжа, в то время как сами они прячутся за стенами в Идрисе. Валентин, кажется, собирает армию и готовится начать войну, Клэри игнорирует меня, Мариз недовольна тем, как мы справляемся… как я справляюсь, — Алек поджал губы и перевел взгляд на свой стакан. — Она не раз прибегала к разговору о том, что произошло на свадьбе, и ясно дала понять, что ее не устраивает положение, которое теперь занимают Лайтвуды в сообществе нефилимов. — он горько усмехнулся и сделал еще глоток. — Она до сих пор верит, что если состоится моя женитьба, то все сразу начнут нас уважать. Каждый раз одно и то же… И это меня уже достало. А тут еще Джейс. Я думал, что я почувствую, если что-то произойдет, он ведь ближе чем брат для меня, но я даже не догадывался, о чем он думает. А он не особо разговаривал со мной. Как и Иззи. Я не знал, что ее рана не зажила. Я даже не додумался осмотреть ее, я ведь видел, как она каждый раз сжималась при ударах на тренировках.

Он с силой потер глаза пальцами.

Сейчас перед Магнусом сидел сгорбившийся парень, который потерял веру во все: в систему, в которой воспитывался с детства, в людей, которых считал своими самыми близкими друзьями, в родителей, которые вырастили его. Казалось, все бремя мира упало на его широкие плечи. Магнус понимал, что Алек слишком много взял на себя, пытаясь угодить всем. Восстановить имя семьи, которое опорочил не он, заботиться о брате и сестре, которые все время вляпываются в какие-то проблемы, выполнять свой долг как Сумеречный Охотник, уходя в продолжительные рейды, угождать родителям, которые не приняли его, извиниться перед Клэри за то, что случилось с ее матерью. Всего этого было слишком много для одного человека, тем более для юного мальчишки, которому только исполнилось двадцать один.

— Черт, я так облажался, — тихо проговорил Алек, как будто к концу рассказа у него уже не осталось сил его продолжать. Он опять приложил к губам стакан.

Магнус видел, что вместо гнева и отчаяния, которые должен испытывать человек в такой ситуации, Алек испытывал чудовищное чувство вины. Как так получилось, Магнус не знал. Он ненавидел тех людей, которые опустили самооценку Лайтвуда так низко, что он расплачивался за чужие ошибки как за собственные. Как мог этот светлый, юный мальчик думать, что он недостоин счастья? Почему никто не видел, как он отдает себя всем полностью, без остатка? Почему никто не ценил этого?

Горячая волна поднялась в груди Магнуса. Ему надо было доказать Лайтвуду, что тот не один, что в его жизни есть Магнус и что он всегда может прийти к нему за помощью. Образ Алека, стоящего на карнизе крыши его дома, сразу всплыл в мыслях. Хоть Алек и чувствовал свою вину, все же то, что случилось с Джослин, не могло стать единственной причиной его несостоявшегося убийства.

Нет, об этом сейчас Магнус думать не будет.

— Хэй, — мягко позвал он, вынул стакан из рук нефилима, положил его на стол и обхватил ладонью затылок Алека. Несильно, но с нажимом повернул голову так, чтобы Алек смотрел ему прямо в глаза. Сердце Магнуса сжалось, когда он увидел, как в них плескается отчаяние и боль. От обиды на Алека не осталось и следа. — Александр.

Он подался вперед, обвивая обе руки вокруг плеч Алека, и притянул его к себе близко-близко, заключая в крепкое объятие.

Алек опешил. И спустя мгновение уже тесно прижимал Магнуса к себе, обняв его за спину и уткнувшись в плечо.

Оказывается, ему не хватало этого. Крепкого объятия, когда тебя обнимают не в приветственном жесте или шутя, а по-настоящему, прижимая, пытаясь так донести свои эмоции. Это было приятное чувство — быть нужным.

Алек не заметил, сколько времени они так просидели, но Магнус отстранился и пронзительно посмотрел своими глазами, которые блестели от всполохов камина позади. Их лица разделяло несколько сантиметров, и Алек чувствовал сладкое от коктейля дыхание на своих губах. Сердце стучало где-то в горле, а в голове не было ни единой мысли, только ощущения тепла и защищенности окутали его, как кокон.

Магнус опустил взгляд на его губы, опять обвил ладонью затылок, зарываясь пальцами в мягкие волосы на загривке, и поцеловал. Алек судорожно вздохнул, отдаваясь поцелую и крепче притискивая к себе Магнуса.

Это был полный нежности поцелуй: Магнус старался передать свои эмоции, свои переживания, показать, что он здесь, что он рядом. И Алек с благодарностью их принял.

Поза была неудобной, поэтому, недолго думая, Алек потянул Магнуса, заставляя сесть к себе на колени. Магнус оторвался от него, устраиваясь удобнее, и Алек положил руки ему на бедра. То, что теперь он мог прикасаться к нему открыто, все еще немного кружило голову. Но он решил, что раз он начал говорить, то должен завершить начатое:

— Ты должен знать… — он глубоко вздохнул, подбирая слова, пока Магнус перебирал пальцами у него в волосах, внимательно слушая, — ты должен знать, что я выпалил все тогда сгоряча. Ты… ты тоже часть моей семьи, Магнус. Я не хотел обидеть тебя ни тогда, ни во время того, как ты помогал искать Джейса. Я просто… я не знал, что происходит, и был сбит с толку, но это не давало мне право срываться на тебе, я…

— Ч-ш-ш, — Магнус прервал его на полуслове, приложив пальцы к губам, — Я понимаю. Ты помнишь, что я говорил тебе в прошлый раз, когда это случилось? Александр, не отталкивай меня, когда тебе плохо. Ты не должен справляться со всем один. У тебя есть я. Изабель, Джейс, — на этих словах Алек опустил голову, на лице его на мгновение отразилась маска боли. — Нет, послушай. Ты им нужен, и в том, что произошло, нет твоей вины. Помни, что они любят тебя.

Невысказанное “Как и я” витало в воздухе. Но он подумает об этом потом, решил Магнус. На сегодня им обоим хватит впечатлений.

Алек в его руках расслабился. И Магнус продолжил:

— Не закрывайся, Александр. Как я и говорил, всегда будут какие-то проблемы, миссии, войны, враги… Но если тебе плохо, ты не должен держать это в себе. Знай, что ты можешь прийти ко мне и рассказать обо всем. Хорошо?

— Хорошо, - проговорил он.

Он постарается. Постарается ради Магнуса и брата с сестрой.

Он вновь обнял Магнуса так, как хотел с самого начала: крепко, полностью прижимая его к себе, соприкасаясь от паха до плеч и обвивая двумя руками крепкую спину. Магнус охнул, когда ощутил, как сильные руки обнимают его как в тисках, и тихо засмеялся, радуясь, что инцидент исчерпан. Осторожно прижал голову Алека к груди и вдохнул запах его волос. Было так необычно, что сейчас, сидя у Алека на коленях, он был выше.

Ощущение единения было ошеломляющим. Последний раз, когда Магнуса обнимали так отчаянно, был… давно, да. Он с удовольствием наслаждался забытым ощущением безопасности. В руках Алека казалось, что они существуют только в этой комнате, что вовне ее нет никого и ничего, что могло бы им помешать. Он позволил себе расслабиться и позволил этому ощущению разлиться по телу.

— Спасибо, — глухо проговорил Алек откуда-то из-под шеи. Голос его звучал намного более уверенно, чем в начале их разговора.

— Ну что ты, ангел. Я всегда к твоим услугам.

Магнус улыбнулся и почувствовал руку Алека на своем затылке. Повинуясь легкому движению, он опустил голову вниз, на полпути встречаясь с губами Алека и вовлекая его в новый поцелуй.


@темы: фанфик, слэш, малек, Магнус Бейн, Алек Лайтвуд

Комментарии
2017-04-28 в 21:27 

Eliza Hale
Смерть - это не угасание. Это выключение лампы потому что наступил рассвет.
шикарно

2017-04-30 в 01:10 

Kyokka Suigetsu
The game is on! | Низкорослые, наглые эреборские ежи! | Hail Satan and have a lovely afternoon
Всем порой нужны крепкие объятия и человек, который выслушает:heart::heart:

2017-05-10 в 00:28 

Queen Immortal
Я тут о ваше мнение спотыкаюсь. Пардон. Раздавила.
Это как недостающий фрагмент. Чувства, сметение и усталость Алека, обида и тоска Магнуса. Их разговор простой спокойный, но пропитанный нежностью и пониманием.
Спасибо за волшебство, это было великолепно))

2017-05-13 в 23:03 

m-theory
There are two tragedies in life. One is not get your heart's desire. The other is to get it.
Eliza Hale, охох спасибо! :kiss:

Kyokka Suigetsu, это точно :gh:
причем кажется, что магнус нуждается в таком человеке намного больше, чем алек, у которого есть семья и парабатай

Queen Immortal, вах :shuffle: спасибо!! :kiss:


спасибо, что прочитали :ura::shuffle:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

миры Кассандры Клэр

главная