17:16 

Третий закон Ньютона, глава 1.

.северный
люк я твой крестец
Название: Третий закон Ньютона
Автор: северный (в тандеме с rubiconem )
Фендом: Shadowhunters (TV) + Glee (кроссовер)
Пейринг: Малек
Рейтинг: NC-17
Жанр: любовь и ненависть, школьная суета, танцы, музыка, первая любовь и лучшие друзья. А еще hurt/comfort (без понятия, как это русифицировать).
Варнинг: не то, чтобы большое отклонение в характерах персонажей, скорее, преувеличение уже имеющихся качеств. Ах да. АУ без магии, Ау-школьная, авторы каются, но такова жизнь, нас заставили.
Статус: в процессе
Саммари: Сила действия равна силе противодействия. Или история о том, к чему приводит зависть и эффект толпы.
Прим. авторов: Один из авторов знатно упоролся и долго искал фанфики по вселенной Хора с Малеком, но все поиски выдавали ноль, поэтому назад дороги больше нет. Второй, что говорится, заразу подхватил, и началась эпидемия. Мотив продиктован поведением Коровски, мы выражаем ему свою особую благодарность.
Магнус Бейн (он же Майк Чанг, но все-таки Магнус) - эпатажный и экстравагантный ученик школы МакКинли, участник Хора, один из неудачников, друг Курта Хаммела, восхитительный танцор и просто заноза в заднице Алека Лайтвуда. Гли головного мозга с Малеком в крови.
События «Хора» перемешаны, поэтому таймлайн указывать не стали.
А вообще, лично я зарекался никогда больше не писать про школу. Так вот: никогда не говорите никогда.


Глава 1


Между стадионом, полным болельщиков,
и злобной толпой, оскорбляющей вас,
разница небольшая.
И те, и другие просто сильно шумят.
Ваше восприятие зависит от вас.
Glee


* * *


По мнению Магнуса Бейна, школа МакКинли – самое ужасное место на свете. Если вы читали Данте, то знаете, как выглядит ад, поэтому представить каждый кабинет в отдельности не составит труда. Впрочем, дело даже не в пробитых стеклах, на которые старательно закрывают глаза, даже не в сколотых чашках, грязных полах, покосившихся стеллажах или оглушающем звонке – дело в людях.

Справедливости ради стоит отметить, что не каждый пес заразен, поэтому метафоричность здесь будет не в полном ее соответствии, а лишь в процентном соотношении.

В итоге: девяносто пять процентов ада. Оставшиеся пять – это Хор: благородные мученики во имя искусства и самопожертвования для души человеческой. Местная Лига Справедливости, что под гнетом боли и унижения ежедневно ищет забвение и вселенское счастье в песнях и танцах.

Сегодня поиск добра и мира сводится к рождению нового номера, в котором будет петься о чистоте ума и радости встреч. Магнус совершенно не представляет, как соотнести воодушевленное и просветленное лицо мистера Шустера с отвратительным запахом на собственных пальцах, и это никак не настраивает на волну ангелов с волшебными арфами.

Хочется вернуться в коридор, найти того ублюдка и заставить его проглотить все содержимое злосчастного стакана, чем бы то ни было.

– Так как я буду петь это соло, мне нужно идеальное сопровождение, - говорит Рэйчел, и Магнус понимает, что она направляется к нему. – Ты же мне поможешь?

Негласное правило их Бойцовского клуба – помогать по максимуму и быть командой, поэтому Магнус не может отказать, тем более что отвлечься с неприятного запаха на танец кажется верным решением. А еще со слов Рэйчел «идеальное сопровождение» ему очень льстит.

Магнус любит танцевать и делает это лучше остальных в этой школе – без сомнений.

Серия пируэтов и пара сложнейших па под самый разгар музыки, и вот оно – всплеск адреналина, ощущение полета, всепоглощающей радости, гордости и даже немного волнения. Но ребята подпевают, Пак становится танцевать рядом, и они, кажется, впервые за весь день находят общий язык – телом.

Позднее они поют общие песни, обозначая уровень своего успеха меняющимся лицом мистера Шустера. Наконец, они тянут последние ноты, кабинет заходится в аплодисментах, все друг друга любят и обожают, Рэйчел, как обычно, обожает себя больше остальных, но в целом настроение улучшается и даже появляется аппетит.

В столовой Магнус избегает неприятностей в лице особо недовольных парней из футбольной команды, но тут за его стол обрушивается Курт и деланно спокойно заявляет:

– Ты не представляешь, какие новости сейчас услышишь, мой дорогой, но услышишь ты от меня это первым, – он кажется ошеломленным, но вмиг все его внимание забирает прошедшая мимо девица: – Поверить не могу, что она надела это платье.

– Совершенная безвкусица, - подтверждает Магнус, проследив за взглядом Курта, и самодовольно улыбается, когда в их лицах отражается полное понимание. – Так о чем ты хотел поговорить?

Курт придвигает стул ближе, но его локти по-прежнему остаются вне стола.

– На прошлой неделе Вокальный Адреналин выступил с песней для детского дома, и теперь администрация очень твердо уверена в их беспросветной святости и таланте.

– Они заручились поддержкой детского дома? – Магнус отодвигает свой чай, потеряв к нему аппетит из-за соседнего столика – в этой школе пора запретить неэстетичное распитие напитков.

– Хуже того, Магнус, в следующих отборочных будет голосование зрителей, и в зале выделена достаточно внушительная часть кресел для детдомовцев.

– Надеюсь, на наших трупах никто не станцует, - мрачно сообщает Магнус, навсегда уверенный в том, что картофель в его тарелке не пригоден для еды. Мелькает отчаянная мысль, что даже питание в школе предусмотрено на то, чтобы опрокидывать подносы на головы учеников. Наверное, он просто не отошел от утреннего душа из ягодной газировки и песочного пюре со стадиона.

Когда новость облетает весь Хор, ребята становятся нервными и волнуются больше обычного. Магнус огорчен отсутствием музыки – мистер Шустер настоял на акапелльном исполнении, поэтому приходится петь, а после они собираются на своих «зрительских» стульях и решают, как поступить дальше.

- Нам нужны новые голоса и лица, - безапелляционно вставляет Пак. – Вы видели состав Адреналина? Да они только своим количеством делают нас еще более ущербными.

- Если ты считаешь себя ущербным, можешь облить себя газировкой, - ехидничает Рэйчел и, отвернувшись от гримасничающего Пака, тяжело вздыхает.

- Ребята, - мистер Шустер выглядит не менее расстроенным. – Мы команда. А дружба и добро всегда побеждают невежество, вы уже забыли?

- Может, нам стоит выкраситься, как Магнус? – скучающе предполагает Курт. – Если наши парни подведут глаза, я уверен, что лучшая из сторон бисексуалов обязательно проголосует за нас.

Магнус готов уже возмутиться, но мистер Шустер его прерывает:

- Достаточно.

* * *


На следующее утро Магнусу приходится задержаться в уборной дольше обычного: прическа бесповоротно испорчена, макияж приходится тоже смыть – попавшая в глаза смесь чего бы там ни было жутко горит. Звонок был еще десять минут назад, поэтому относительная тишина кажется просто всепоглощающей, а льющаяся вода, как никогда ранее, – громоподобной.

Ошибка за ошибкой – ежедневный ритуал теней и туши, прозрачный блеск, чудовищное количество геля на волосы с цветными прядями, и все канет под гущей – сегодня фиолетового – коктейля.

- Ты в порядке? – его находит Финн.

Магнус поднимает голову и недовольно смотрит на Финна в зеркало. Пытается посмотреть.

- Если я не ослеп, приятель, а я склонен предполагать, что не ослеп, то мое лицо сейчас похоже на боевую раскраску индейцев.

Кажется, Финн тяжело вздыхает и подает ему полотенце.

- Поверить не могу, что этим идиотам не жаль доллара на стакан, который придется вылить. Лучше бы они пожертвовали в фонд помощи сиротам и инвалидам, - продолжает Магнус. Он смертельно зол и – совсем немного – расстроен. – Раз за разом мы ловим эти дурацкие насмешки, а я продолжаю скорбеть по своему жакету, который мне испортили еще в прошлом месяце. Серьезно, Финн, это был лучший мой жакет.

- Да, ты рассказывал о нем уже несколько раз, - терпеливо соглашается Финн.

- Темно-зеленый и…

- …с бархатной отделкой, - заканчивает Финн и снова подает ему полотенце. – Мы все через это проходим. Нам остается только набраться терпения, ведь мы занимаемся тем, что любим, сам понимаешь.

Магнус, намочив кончик полотенца, убирает остаток размазанной туши под глазами, и теперь он выглядит немного лучше. Финн тоже это замечает:

- Вот так-то, - он хлопает его по спине и поправляет лямку рюкзака своем плече. – Уверен, что вся эта сложная техника с косметикой очень важна для тебя, учитывая, что все наши девчонки буквально виснут на тебе, прося о помощи… Но, может, на сегодня хватит?.. Глаза будут гореть еще минимум два часа, не думаю, что невозможность потереть их руками сделает тебя счастливым.

Магнус думает, что Финн чертовски прав, и от всей души заявляет, что официально нарекает Финна своим братом, а после они расходятся в разные классы до самого обеда.

- На прошлой неделе столкнулся с Тиной в торговом центре, - с набитым ртом делится Пак и совершенно не к месту тычет в Магнуса вилкой. – Мне показалось, что она специально избегала меня, чтобы не нарваться на разговор.

Столовая галдит сотнями голосов.

- На этих выходных она так вообще сделала вид, что не знает, кто я такой, - не удивляется Магнус, но ребята смеются, потому что мимика у него выражает все и без слов. – Она все еще в обиде на меня за сорвавшееся свидание.

- Эти девушки – такие сложные, - в который раз вздыхает Курт, а Финн пожимает плечами.

- Мне нравилось смотреть, как вы танцуете, это было… прикольно, - развивает мысль Пак, и Магнус, отставив свой стакан, внимательно на него смотрит. Тот не понимает: – Что?

В воздухе зависает молчание. Финн догадывается первым:

- Чувак, ты только что признался, что пялишься на чужую девушку во время танцев.

- Или на парня, - парирует Курт.

Но Пак не соглашается:

- Они все равно расстались!

- Милые бранятся, - неожиданно влезает чужой голос. Магнус чувствует его спиной, но продолжает сидеть прямо и делать вид, что его это не волнует. Финн, Пак и Курт, предательская кучка, тут же замолкает, и все внимание переключается на Коровски. – Обсуждаете мальчиков?

- Нет, можешь даже не надеяться, ты не в топе сегодняшних новостей, - отвечает Магнус и ждет в следующую секунду очередной сюрприз себе на голову.

На удивление, ничего не происходит. Однако Коровски все еще стоит над ним, и, судя по выражению лица Курта, дела у них чертовски плохи. Хотя по лицу Курта лучше не ориентироваться – он любит изображать конец света одним только взглядом, как сам Магнус может одним таким взглядом выказать все, что он о вас подумает.

- Неужели без тонны краски на лице тебя начинает тянуть на девушек? – наиграно удивленно вопрошает Коровски, наклоняясь к нему сбоку. – Дай мне на тебя посмотреть, девочка.

Он вздрагивает, потому что Коровски держится за его стул, и ничто не останавливает его от того, чтобы этот стул перевернуть. Но Магнус не двигается и скашивает взгляд, полный непоколебимости:

- Тебе стоит отступить на шаг-другой, пока твои друзья-качки не решили, что ты сменил свою драгоценную ориентацию и шагнул на тягостный путь неудачника. Хотя, если ты этого и добиваешься, я могу тебя поцеловать. Только у тебя на подбородке кетчуп, это мерзко. У меня есть салфетки. Одолжить?

Теперь можно расслабиться, потому что этот спор остается за ним. И мир становится еще более прекрасным, когда Пак давится сдерживаемым смехом и отдает «пять» Финну, а Курт светлеет на глазах и, кажется, с двойным аппетитом принимается за спагетти.

А потом ему на голову обрушивается слаш.

И это даже не Коровски.

Это Лайтвуд.

* * *


По мнению Магнуса Бейна, школа МакКинли – самое ужасное место на свете. И самый ужасный человек в ней – это Александр Лайтвуд, в котором почти семьдесят пять дюймов его напускной крутости. Он идет первым в списке претендентов на роль мистера Задницы, затмевая даже самого Коровски. И дело даже не в том, что Лайтвуд особо задирист или приставуч (на этом поприще первенство остается за Коровски), но то, с каким именно торжеством над ним усмехается Лайтвуд…

Может, он нездоров?

И вместо того, чтобы идти на урок испанского, Магнусу приходится стоять в три погибели над раковиной в этом тошнотворном туалете (второй раз за день) и вымывать липкую жидкость из своих волос.

Кажется, он только что побил рекорды Курта по завоеванным стаканам за одну половину дня.

В зале хореографии он скидывает рюкзак на пол.

Шаг в сторону.

Разворот.

Руки плавно вниз.

И – замирает.

Хор – это не место, хор – это способ.

Магнус отклоняется назад, принимая угол в сорок пять градусов, и ловко отпружинивает, делает рывок с прыжком, приземляется на колени, прописывая по глянцевому полу несколько метров.

Музыка сама подстраивается, а пространство переделывает время.

Хор – это сброд талантов, по мнению мистера Шустера, и кучка уродов – по мнению остальных. Кажется, где-то здесь должна быть шутка, но Магнус не думает: шаг, второй, третий, носок, прыжок, поклон, шаг, разворот...

В зеркале Магнус не видит себя – он видит перспективу в бесконечный коридор.

Музыка искажает реальность, а время возвращается к часовой стрелке, рамки и границы проступают черным по белому, и по всей школе разлетается звонок.

Он забирает сумку с вещами и уходит.

* * *


Пожалуй, новый день следует начинать с чего-нибудь более оптимистичного, чем вздыхать над кончающейся подводкой. Магнус ни за что не проиграет в этой объявленной войне и не перестанет наносить косметику, даже если обходится ему это в довольно высокую цену.

Магнус выглядит великолепно.

Магнус всегда выглядит великолепно.

- Кажется, сейчас что-то будет, - предрекает Курт, осторожнее обычного закрыв свой шкафчик и уставившись за спину Магнуса.

Магнус вспоминает негласное правило номер один – не оценивать катастрофичность ситуации по лицу Курта, но нарушает его и заранее готовится к ледяному душу.

Но на этот раз руки Лайтвуда совершенно пусты, однако его самодовольная физиономия все равно бесит. Разве можно ненавидеть человека просто за то, что он улыбается, как мудак? Правильно, можно.

- Полагаю, ты решил предаться откровению с утра пораньше, - первым начинает Магнус, не привыкший лезть за словом в карман. – Что бы ты ни сказал, честно, это не выставит тебя умником и героем новостных сводок, поэтому просто заткнись, и, да, я знаю, что ты еще ничего не произнес, но пусть оно так дальше и продолжается. Вот так. Молодец, приятель.

Магнус дружески хлопает его по плечу и обходит стороной.

И тянется за пиджак обратно, впечатываясь под напором мировой ярости в железные дверцы шкафчиков.

- Если тебе нравоучений мало - так это не ко мне, а к Коровски, - сдержанно произносит Лайтвуд. - Хочешь словесных баталий? Вперед.

Кажется, он поистине рычит и взгляд у него какой-то холодный, внимательный. Магнус уже забыл, когда кто-то, кроме Коровски, собственноручно брался за «грязную работу» и размазывал неудачников по школьным стенам.

Но тот продолжает:

- А если хочешь остаться целехоньким - не зли меня, девочка. Наличие члена в штанах еще не делает тебя достойным соперником, но так как я пока не бью девочек, можешь носить свои рюшки спокойно, - он вызывающе смотрит на него с ног до головы, и Магнус видит в его глазах столько отвращения, что им можно поднимать уровень воды в океане. – Бывай, Бейн.

Голос Лайтвуда остается звенеть в ушах раздраженным шипением, а после Магнуса нехило так встряхивают головой о шкафчики, отпуская. Курт шугается назад, смотрит большими оленьими глазами и крепко держится за сумку.

Что ж, Магнус, за что боролся, как говорится, за то и получай.

Он отступает от стены, выпрямляет спину и деловито вздергивает подбородок, чувствуя себя на редкость паршиво, но виду не показывает. Никто и не говорил, что будет просто.

- Ты в порядке? – слышит он робкий голос Курта.

Конечно же он в порядке. Он сжимает губы и тянет их в улыбке, опуская взгляд, а потом спохватывается:

- Укладка не помялась?

* * *


- Ты не можешь заменить свой голос на чей-то еще! Ты будешь петь!

Рэйчел выглядит очень раздраженной, Финн – огорченным, поэтому Магнус не влезает в распри самоназванной королевы и крутого мачо. Он наблюдает за часовой стрелкой на противоположной стене и тяжело вздыхает.

Потом они репетируют, много говорят и снова репетируют.

Никто не вникает в проблемы Хора (потому что лично у Магнуса их и так слишком много), но есть большая, просто огромная загвоздка: эту песню они поют уже четвертый раз. И четвертый раз они ее прерывают.

- Да что за черт? – искренне ругается Магнус, потому что ему никак не удается дойти до момента тройного пируэта, чтобы как следует его повторить. – Мы можем не останавливаться каждый раз, как только кто-то из вас не вытягивает?

- Прелести голосовых изысков тебе не понять, Магнус, - отдает должное Сантана, на что Магнус только закатывает глаза. Да, он действительно не певчий соловей, но это не значит, что его потребность в Хоре менее значительна.

Пак тоже устает – на его лице нет привычной хмурости плохого парня, только бесконечные тяготы мироздания. Магнус молчаливо соглашается с каждой его мыслью, уверенный на сто процентов, что они думают об одном и том же.

- Если мы продолжим в таком же духе, - со знанием дела говорит Рэйчел, - то эта победа с треском и фанфарами пройдет мимо.

- И будет выглядеть лучше тебя.

- Заткнись, Мерседес.

Сэм, молчавший до сего момента, взрывается:

- Нам не победить в этот раз, просто смиритесь. Наши соперники, помимо репетиций и ежедневных споров, блистают на людях и заручаются поддержкой, пока мы страдаем полной фигней. И песня у нас, прости, Рэйчел, но отстойная.

- Без меня вы не в состоянии и песню себе подобрать, - оскорбляется Рэйчел, и Магнус поджимает губы – Сэм перегибает. Но сейчас он и сам готов просто разорвать весь свет – у него болит голова, он спал всего три часа, а еще нужно успеть переделать невероятное количество домашки и, желательно, до полуночи.

Неожиданно Курт с шумом поднимается со своего стула и выходит на «сцену». Зал уже целую неделю занимают другие клубы, поэтому прогонять горе-номер им приходится в кабинете.

- Ребята, - он окидывает всех своим фирменным взглядом и, дождавшись тишины и внимания, говорит: - Мы пришли сюда без мистера Шустера, потому что у него совещание, и он не может сейчас присутствовать здесь. Но это не значит, что мистер Шустер – это единственный человек, который удерживает нас от убийства друг друга. Я прекрасно понимаю ваше желание свернуть Рэйчел голову, - он мастерски игнорирует ее взгляд, - но она права. Мы должны сделать так, чтобы к приходу мистера Шустера у нас был отлично отрепетированный номер.

По кабинету расходится короткое обсуждение.

- Магнус, я могу попросить тебя? – к нему наклоняется Куинн.

- Что угодно, - щедро предлагает Магнус в ответ, одаряя своим коронным взглядом полной заинтересованности. Стоит ли упоминать о том, как он обожает производить впечатление? Не то впечатление, которое тенью отца Гамлета бродит по школьному коридору, а это – приятное и очаровательное.

Куинн говорит не сразу, и Магнуса уже начинает потряхивать на месте – он принимается раскачиваться в такт музыке, после пускает в ход руки, отбивая ладонью верный ритм по бедру.

Куинн выглядит мило. У нее красивые губы, глаза, идеальная кожа и очень приятные светлые волосы. А еще Магнус питает особую слабость к этим неловким взглядам. Наверное, они могли бы встречаться, если бы не тысяча и одно «но». Например, та же история с Тиной все еще не дает покоя, а для того, чтобы все разрешить, нужно с Тиной поговорить.

Только – проблема – Тина избегает его, и вся школа почему-то в курсе, что у них ничего не вышло. Шутки Коровски (и Лайтвуда) про несовместимость его бисексуальности и девушек уже даже не трогают. Трогает только сам Коровски со своей стайкой приспешников-футболистов (и Лайтвудом в их числе), где один выше и шире другого.

Магнус вспоминает случайный поцелуй с запуганным мальчишкой, который после не вытерпел травли, перевелся из школы и, кажется, сбежал в другой город. И его это загружает до такой степени, что озадаченный взгляд Куинн он замечает не сразу.

- Магнус, ты вообще меня слушаешь? – она начинает злиться. Ох уж эти темпераментные женщины, никакого самоконтроля.

- У меня со слухом все отлично, - почти мурлычет Магнус, готовый выказывать свое расположение до бесконечного долго. Курт однажды назвал его актером по жизни. Пожалуй, в этом есть смысл.

- Так ты мне поможешь?

- Со связкой после второго куплета? – на всякий случай переспрашивает он и, дождавшись кивка, самодовольно ухмыляется. – Без проблем. С тебя время, место и латте без сахара.

Ему хочется добавить – только не на голову, - но он решает промолчать, потому что шутка до ужасного несмешная.

* * *


С Куинн они встречаются ближе к выходным и занимают хореографический зал больше чем на час.

Сначала они разминаются и тянутся, Магнус показывает несколько любимых упражнений, которые, он уверен, Куинн возьмет на заметку. А потом они принимаются повторять связки движений их выступления.

Когда они устают, то приземляются на пол, не выключая музыки, и впечатлений на тот момент хватает на покорение всего мира.

- Сейчас я покажу тебе настоящий ужас, - вызывается Магнус, отставляя бутылку с водой.

Не обязательно тонко шутить, чтобы казаться смешным – некоторым достаточно владеть своим телом настолько, чтобы под громкий хохот Куинн Фабре ловить овации.

- Прекрати, - задушено просит Куинн, но Магнус продолжает рисоваться. Его движения – плавные и нереально красивые, но заложенный в них смысл выворачивает мастерство наизнанку – Магнус показывает футболистов в самом комичном варианте на свете.

Вот он бежит, как будто бы через поле, завоевывает мяч, обнимает его и лунной походкой приближается к станку. Воображаемый мяч он пасует воображаемому игроку, которого тут же принимается отыгрывать. Он перепрыгивает с одной ноги на другую, делает серию пируэтов, после передает мяч кому-то еще.

Куинн смеется.

Магнус бежит за подачей, пытаясь ее поймать, но принимает мяч головой и падает без сознания на пол.

И гадать долго не надо, чтобы узнать в его танцах Лайтвуда и Коровски – в прошлом семестре был случай такого «удачного» паса Лайтвуда, что беднягу пришлось выносить с поля на руках. Пожалуй, это был грандиозный провал со времен неудачного выступления Хора в команде поддержки.

Только вот Магнуса в сознание приводит голос Куинн, которая, все еще посмеиваясь, говорит:

- Ты кого-то ищешь, Алек?


@темы: фанфик, малек, слэш

Комментарии
2016-06-15 в 18:09 

Kevat
Не трудитесь быть лучше своих предшественников или современников. Старайтесь быть лучше самих себя.(c)
Начало весьма многообещающее, и написано отлично))
Буду ждать продолжение)

2016-06-15 в 18:29 

m-theory
There are two tragedies in life. One is not get your heart's desire. The other is to get it.
ах, какое интригующее начало! :-D и такая вкусная аушка! ждем дальнейшего развития, пока очень нравится)

2016-06-15 в 19:39 

.северный
люк я твой крестец
Kevat, благодарю за отзыв, продолжение не за горами!
m-theory, подбавим еще немного специй, о, да, сварим кашу повкуснее. Спасибо!

2016-06-15 в 22:52 

DarkSilverVixen
Поимей ближнего своего, ибо подойдет дальний и поимеет обоих
супер!!!:inlove:

2016-06-16 в 08:06 

Essy Ergana
Сердце не судится с тем, кто в нем оставил след... (с)
Очень мне нравится Ваш текст, ну просто сплошное удовольствие, вот именно такими Магнуса и Алека я и люблю в школьных аушках.
Непременно продолжайте! :)

2016-06-16 в 11:27 

Эйвлинн
Ваша идея, конечно, безумна. Весь вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы оказаться верной(с)
Какое интересное начало :five:

2016-07-10 в 18:41 

DarkSilverVixen
Поимей ближнего своего, ибо подойдет дальний и поимеет обоих
.северный, а продолжение будет? очень-очень жду и надеюсь на скорейшее появление новой главы!

2016-07-12 в 12:11 

.северный
люк я твой крестец
Ребят, всем огромное спасибо! :friend:

.SV, обязательно будет! Автор только добрался до цивилизации. Каюсь, что так долго!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

миры Кассандры Клэр

главная