01:22 

Колдовской Час (The Witching Hour) - продолжение

LaynaSantana
Колдовской Час. (слэш)

Переводчик: Layna
Фандом: "Орудия Смерти" Кассандры Клэр
Оригинал: автор – webspinner2, ссылка на оригинал —www.fanfiction.net/s/9456406/1/The-Witching-Hou..., разрешение на перевод получено
Размер: макси (оригинал — 24,488 слов), количество глав - 19
Пейринг/Персонажи: Магнус Бейн/Алек Лайтвуд, Джейс Вейланд, Изабель Лайтвуд, Мариза Лайтвуд, ОМП, ОЖП.
Жанр: роуманс / детектив
Рейтинг: R
Статус: Оригинал - закончен, перевод - в процессе
Примечание: сиквел к фику "Искупление" (Redemption), но можно читать и без первой части.
Краткое содержание: Время действия - после ГНО. Алек и Магнус вместе уже пару лет, и тут Конклав отправляет Алека расследовать убийство Нежити в Эдинбурге.
Размещение: запрещено без разрешения переводчика

Глава 9 .

Магнус сидел на кухне своей Бруклинской квартиры, перекатывая в ладонях чашку мокка латте и баюкая свою головную боль. Было ранее утро - совсем не то время дня, когда Верховный Маг обычно бывал на ногах. Проблема была в том, что с момента отъезда Алека его мучила бессонница, он полагал, из-за того, что ему не хватало возможности прижаться к своему восхитительному возлюбленному.
Дела, которые удерживали его в Нью Йорке, соглашения межу вампирами и оборотнями, проходили настолько хорошо, насколько он даже не мог ожидать. На встречах по большей части обходилось без кровопролития, и обе стороны даже по части оскорблений старались не выходить за рамки угроз и повышенных голосов. И все же, благодаря бессоннице, усиленной вдобавок стрессом от необходимости руководить сделкой между двумя враждующими сообществами, Верховный Маг постоянно был очень зол и раздражителен.
Тяжело вздохнув, Магнус пригубил свой кофе и еще раз перечитал последнее огненное послание от Алека. Ох, как бы ему хотелось, чтобы либо Алек закончил поскорее свое расследование, либо он сам быстрее освободился и мог присоединиться к любимому в Эдинбурге. В письме Алека ничего не говорилось ни о каких неразрешимых и срочных проблемах - на самом деле, там как раз было сказано, что с Алеком все в порядке, а единственной странностью, которую он до сих пор смог заметить, было отсутствие каких бы то ни было представителей Нижнего Мира на улицах Эдинбурга. Магнус уже по себя прикидывал, с кем из магов он может связаться, чтобы найти связного для Алека. Ситуация, конечно, была страной, но в то же время, она не казалась ему особенно опасной. И все-таки, Магнус никак не мог избавиться от ощущения напряженности, которое последовало его с самого отъезда Александра.
Раздумья Магнуса были прерваны пронзительной трелью дверного звонка. Было еще рановато для клиентов, так что он с некоторым раздражением, и в то же время с легким любопытством подошел к домофону и спросил:
- Кто смеет беспокоить Верховного Мага?
- Магнус, это Джейс. Мне очень нужно с тобой поговорить.
Удивленный, Магнус открыл дверь и подождал, пока Джейс и Иззи поднимутся по лестнице к нему, на второй этаж.
Проводив двоих нефилимов к одному из своих широких диванов в гостиной, он наколдовал на кофейном столике перед ними два исходящих паром стаканчика кофе.
- Итак, что же привело вас двоих сюда, в мою скромную обитель, в столь ранний час?
- Алек прислал нам огненное письмо, - ответил Джейс таким тоном, будто это все объясняло. Магнус выгнул бровь и стал ждать, пока Джейс расскажет подробнее. - Он попросил меня узнать, не является ли новый Инквизитор, Эзра Хайсмит, родственником Главы Эдинбургского Института, Мэйв Кэмерон.
- И... - спросил Магнус, не вполне уверенный, насколько это значимо.
- Она его сестра, - ответил Джейс.
- Дело не только в этом, Магнус, - встряла в разговор Иззи, закатив глаза при словах Джейса. - У Эзры Хайсмита было две сестры, Мэйв и Аннамария. У нашего отца был роман с Аннамарией, еще до того, как родился Макс. Потом они расстались, а в битве при Броселинде она погибла. Так что у Инквизитора и его сестрицы найдутся весьма веские причины ненавидеть нашу семью.
- Хммм, что ж, это и впрямь может усложнить ситуацию, - сказал Магнус, хмурясь. - Алек упомянул что-нибудь о том, что у него трудности с этой Мэйв Кэмерон?
- Нет... - медленно сказал Джейс. Казалось, юноша все равно думает, что у них есть причины беспокоиться за Алека, только не знает, как их объяснить.
- Есть еще что-то, из-за чего ты боишься за Алека? Я имею в виду, что-то кроме Инквизитора? - спросил Магнус, нутром чуя, что есть что-то еще, о чем нефилим ему не говорит.
Джейс испустил тяжелый вздох.
- Я знаю, что Алек отличный Сумеречный Охотник, и что он может сам о себе позаботиться, да и о других тоже -
в конце концов, он годами заботился о нас с Иззи. Но это ведь Эдинбург, а Алек и несколько тамошних молодых Охотников напоролись на демонов Фалин, когда выбрались в город прошлым вечером. - Он еще раз вздохнул и закончил: - Думаю, мне просто не по себе от того, что он там один, без своего парабатая.
- Демоны Фалин! - практически заорал Магнус, на лице его отразились шок и тревога.
- Да, так сказал Алек, хотя мы тут их никогда не видели. А что такое?
- Демоны Фалин - это вам не какие-то ваши садовые разновидности мелких демонов, которые нападают на всех подряд, едва попав в наше измерение. Фалинов призывают специально, и им обычно дают строго определенную цель.
- Определенную цель, вроде Алека? - уточнил Джейс, слегка побледнев. - Магнус, мы должны ехать! Понятия не имею, что там твориться в этом Эдинбурге, но зато точно знаю, что не могу позволить себе сидеть здесь, пока Алек разбирается там с этим в одиночку.
- Со мной тебе спорить не придется, отозвался Магнус, который выглядел таким же обеспокоенным, как и Джейс. - Я найду кого-нибудь из Нежити, у кого есть связи в Эдинбурге, и закончу свои дела здесь, в Нью Йорке сегодня же, а вы пока постарайтесь убедить Маризу, чтобы она позволила вам поехать. Встретимся в Институтском саду завтра утром пораньше, и я открою нам портал в Эдинбург.
- Я отправлю Алеку огненное послание, скажу, что мы дадим ему знать о себе сразу, как прибудем, - сказала Иззи. - Очевидно, в Институт нам лучше не соваться, да и мама наверняка скажет быть осторожнее, и не дать им понять, что мы в городе.
Еще какое-то время они поговорили, обсуждая свои планы, а потом Джейс и Иззи ушли. Им предстояло убедить Маризу в своем плане, что было не такой уж лёгкой задачей, а потом и подготовиться к поездке.

Магнус провел следующие несколько часов в попытках найти среди своих друзей хоть кого-нибудь со связями в Эдинбурге.
Он едва не сдался, когда ему наконец позвонил один старый маг по имени Сайлас Боггл. Магнус познакомился с Сайласом, когда жил в Лондоне, больше ста лет назад. Определитель номера, однако, обозначил звонок как местный, и Магнус задумался, когда же Сайлас успел перебраться в Нью Йорк? Или он просто приехал к кому-нибудь в гости?
- Магнус, давненько не виделись! - сказал маг, в голосе его слышалось тепло, а еще в нем все еще звучал тот самый явный шотландский акцент, который Магнус помнил.
- И правда, даже слишком давно, - согласился Магнус, прежде чем перейти прямо к делу. - Так вышло, что мне позарез нужно съездить в Эдинбург, и я хотел бы связаться с тамошним Верховным Магом. Ты, случаем, не знаешь, как бы мне получше это провернуть?
На линии повисла долгая пауза, а потом Сайлас заговорил:
- Знаешь, Эдинбург не входит в число мест, куда я бы рекомендовал магам соваться в наше время. Я советую тебе пересмотреть свои планы - ну если, конечно, это не вопрос жизни и смерти.
- Это как раз такой вопрос, Сайлас, мне крайне необходимо ехать, - без промедления ответил Магнус.
- Ну, коли не передумаешь, то свяжись с ведьмой, по имени Дженни Боун. Она живет неподалеку от Эдинбурга. Дженни сможет передать весточку Эйдану Бриосагу, и поможет тебе невредимым пройти через все опасности Эдинбурга.
Магнус от души поблагодарил своего друга и повесил трубку. Времени было в обрез, если они действительно хотели отправиться в Эдинбург уже завтра утром - однако он все же поймал себя на мысли, что его гложут сомнения по поводу того, что же они найдут там, когда прибудут.

Глава 10.

Следующим утром Алек встал как можно раньше, помня о том, что Фергюс должен отвести его в Грейфрейрс, туда где случилось нападение на Адель и Дэнни. Быстро надев графитово-серый свитер (который, возможно, изначально был черным) и темные джинсы, он скоро оказался на пути в столовую.
Фергюс и Мэйв уже сидели за столом и заканчивали завтрак, когда Алек вошел. Взяв себе тост и чашечку кофе с сервировочного столика, юноша присоединился к ним за столом.
Мэйв не казалась особенно радушным человеком, но она все же дала себе труд хотя бы поздороваться с Алеком. Фергюс ограничился коротким кивком, и поспешно встал, ссылаясь на то, что ему нужно закончить кое-какие дела перед уходом. Он условился с Алеком, что они должны встретиться в прихожей через полчаса.
Бросив быстрый взгляд на Мэйв, Алек решил воспользоваться шансом и спросить ее кое о чем, что не давало ему покоя со вчерашнего вечера.
- Знаете, когда мы гуляли вчера вечером, я обратил внимание, что в городе почти совсем не видно представителей Нижнего Мира, только Сумеречные Охотники и примитивные. Почему так?
Мэйв нахмурилась, от чего ее лицо стало еще строже.
- Эдинбург не похож на Нью Йорк. Здешний Верховный Маг, Эйдан Бриосаг - это могущественный и опасный человек. Он держит Нижний Мир отделенным от нашего, и старается сохранить его в тайне, потому что именно Нежить в ответе за почти все виды противозаконной деятельности, которые только можно придумать, включая контрабанду запрещенных магических зелий и артефактов, воровство и даже убийство по найму.
Слова Мэйв потрясли Алека. Конечно, он знал, что ни одно общество не обходится без преступности, но было очень трудно поверить в то, что все до единого жители Нижнего Мира были вовлечены в это.
- Выходит, вы верите, что это кто-то из Нежити в ответе за нападение на Грейфрейрском Кладбище? - спросил Алек, желая хотя бы услышать, что может сказать об этом глава Института.
- Ну конечно, - резко бросила Мэйв. - Ни один Сумеречный Охотник никогда не совершил бы ничего подобного. Нет никаких сомнений, что двое пострадавших сами собирались обстряпать какие-то свои темные делишки, и напали на них свои же - возможно, даже их же сообщники. Любое применение силы, на которое были вынуждены пойти представители Конклава в Эдинбурге, был совершенно необходимо, чтобы пресечь наихудшие поползновения Нежити.
Такое предвзятое и однобокое отношение не на шутку потрясло и опечалило Алека, но при этом он все равно почему-то не мог представить себе, чтобы Мэйв Кэмерон принимала участие в нападении, вроде того, что он расследовал. Конечно, ее мнение о Нежити было просто отвратительным, и к тому же губительным для Соглашений, но все же, он не думал, что ее строгие взгляды на незаконную деятельность позволяют ей принимать участие в грабеже, насилии и убийстве.
Едва Алек успел закончить завтракать, как из святилища донесся звонок в дверь. Мэйв подняла голову.
- Должно быть, это ежедневная доставка продуктов. Я присоединюсь к вам по пути в святилище, мне нужно проводить посыльного на кухню.
В святилище Алек и Мэйв прибыли несколько минут спустя. Алек присел на одну из церковных скамей, поближе к двери, в ожидании Фергюса. Мэйв впустила внутрь молоденького парнишку из примитивных, лет шестнадцати на вид, который тащил здоровенный пакет из бакалеи. Когда тот вошел и последовал следом за Мэйв через святилище, Алеку показалось, что он не сводил с него глаз. Когда они уже почти скрылись из вида, в святилище практически влетел Джош.
- О, привет, Джейк, - поздоровался он с примитивным пареньком, а потом уселся рядом с Алеком. - Я рад, что успел застать тебя, - сказал он, широко улыбаясь. - Я надеялся, что смогу уговорить тебя потренироваться с нами сегодня вечером?
Алек улыбнулся рыжеволосому юноше.
- С удовольствием.
- Отлично! Ладно, прости, сейчас мне пора бежать - занятия, и к тому же, вон, уже Фергюс пришел, чтобы отвести тебя в Грейфрейрс, так что увидимся позже.
- Ага, увидимся, - отозвался Алек. От него не укрылось, что хмурая гримаса на лице Фергюса стала еще более мрачной, пока он наблюдал, как они общаются.

Следом за Фергюсом Алек покинул святилище и вышел на эдинбургские улицы. Шагая по узким проходам, юноша не переставал восхищаться возрастом зданий и той историей, свидетелями которой они были. И снова ему не давало покоя полное отсутствие вокруг жителей Нижнего Мира. Их нехватка словно бы обедняла город в его глазах.
Но наконец, они достигли Грейфрейрского Кладбища, где ряды могил вдоль дорожки напоминали на вид ряд кривых, давно загнивших зубов. Алек ощутил легкую дрожь при попытке представить себе, как все это выглядело в колдовской час, когда Адель и Дэнни в последний раз шли рядом, бок о бок.
- Ну вот, это то самое место, - сказал Фергюс, вырывая Алека из его мрачных раздумий. - Но вообще-то, вы просто зря теряете здесь время, тут не осталось ничего такого, что не обнаружило бы первое расследование.
- Может и так, но это все же моя работа, и я обязан ее выполнять, - ответил Алек, стараясь сохранять свой тон нейтральным и ровным, несмотря на свою неприязнь к Фергюсу. Он опустился на колени возле могилы, у которой нашли тело Дэнни, разглядывая потревоженную землю. Даже после всего этого времени было видно, что без боя оборотень не дался.
- Это просто чертова потеря времени, - прорычал Фергюс, повернувшись к Алеку спиной.
Звук его голоса заставил Алека вздрогнуть от неожиданности, покачнуться и протянуть руку, чтобы опереться на ствол ближайшего дерева и сохранить равновесие. Но едва коснувшись коры, юноша ощутил, как в ладонь вонзилось что-то острое, и, по всей видимости, металлическое. Присмотревшись, он разглядел небольшой кусок металла, застрявший в ветке.
Годы тренировок и охоты приучили Алека доверять своим инстинктам - а сейчас его инстинкты говорили, что не стоит откровенничать с Фергюсом. Больше всего не свете Алеку сейчас хотелось осмотреться тут самостоятельно, без старшего мужчины, маячившего за спиной. Он медленно встал и повернулся в Фергюсу.
- Что ж, я не думаю, что мне удастся еще хоть что-нибудь тут обнаружить, так что, пожалуй, не стану больше отнимать у вас время. Думаю, я посвящу остаток дня осмотру достопримечательностей - может, схожу на экскурсию в Замок.
Фергюс на сей раз даже и не попытался замаскировать выражение презрения на своем лице, но Алек также почти не сомневался в том, что разглядел в его взгляде и немалую дозу удовлетворения - словно он сразу оценил Алека как полное ничтожество, и теперь гордился, что не ошибся.
- Я надеюсь, найти дорогу назад в Институт вы способны? - спросил он.
- Конечно, без проблем, - ответил Алек, и с удовольствием стал наблюдать, как Фергюс разворачивается на каблуках и уходит, тем же путем, по которому они пришли, оставляя Алека одного на кладбище.
Как только Фергюс ушел, Алек вытащил своей мобильный телефон и сфотографировал на его камеру кусок металла, застрявший в дереве, прежде чем вытащить его наружу. Это оказался кончик кинжала с односторонним лезвием, называемого "скин ду"*. Он также отдельно сфотографировал обломок, потом аккуратно завернул его и убрал в карман.
Несмотря на то, что он наговорил Фергюсу, Алек и не думал отправляться на экскурсию в замок. Его путь лежал в Дом Шабаша, обиталище Верховного Мага Эдинбурга, куда Адель посылала свое огненное письмо.

Двадцать минут быстрым шагом - и Алек оказался перед старым особняком, находящимся в глубине улицы. Подъездная дорожка, заканчивающаяся небольшим кругом перед домом, вела к изящному портику, за которым скрывалась входная дверь. Табличка на приоткрытых кованых воротах перед дорожкой гласила, что Алек и впрямь прибыл, куда нужно - к Дому Шабаша.
Уже поворачивая на подъездную дорожку, Алек на мгновение замер - ему показалось, что на другой стороне улицы он заметил того самого примитивного парнишку, который утром доставлял продукты в Институт, однако, бросив второй взгляд, нефилим уже никого не увидел.
Приблизившись к большому каменному дому, Алек невольно улыбнулся. Это было весьма впечатляющее здание, и в то же время слегка причудливое, с довольно странно выглядящей пристройкой слева, над которой возвышалась слегка зловещего вида башня.
Магнусу бы это место пришлось по душе, подумал Алек. Боже, как же он скучал по своему яркому, сверкающему блестками магу! Когда тот был рядом, жизнь казалось куда более захватывающей и интересной. Алек обнаружил, что разрывается между надеждой, что скоро Магнус освободится и сможет присоединиться к нему, и страхом, что Эдинбург - опасное место для жителей Нижнего Мира.
Однако подойдя к главному входу, Алек начал замечать признаки того, что дом был заброшен. Разбитые окна, заросший, запущенный сад и открытая дверь, хлопающая на ветру, яснее ясного говорили, что здание покинуто.
Глубоко вздохнув, Алек толкнул тяжелую входную дверь, открывая ее шире, и ступил внутрь. Однако и в интерьере наблюдались все так же следы запустения. Углы прихожей и настенные светильники были сплошь увиты паутиной. Полы покрывал толстый слой пыли, а та немногая мебель, которая здесь еще оставалась, была частью сломана или разбита, а частью просто опрокинута. Огненное послание, отправленное сюда, совершенно точно ни до кого бы не дошло, и меньше всех -до Верховного Мага Эдинбурга.
Пройдя вглубь старого особняка, Алек залюбовался его красивыми высокими потолками, впечатляющей декоративной лепниной и украшениями. Когда-то это, должно быть, было очаровательное местечко, и было печально видеть его таким заброшенным и пустынным.
Но как бы ему ни хотелось потратить хоть немного времени на осмотр этого дома, Алек не мог отрицать, что было вполне очевидно, что здесь не было ничего, что могло бы пролить свет на тайну, которую он расследовал. Возможно, когда все закончится, они с Магнусом смогут еще зайти сюда и осмотреться как следует.
Он задержался еще ненадолго, чтобы сделать несколько снимков, а потом решил, что пора уходить. Неплохо было бы найти какое-нибудь подходящее местечко, чтобы пообедать, прежде чем возвращаться в Институт. Алек вернулся в прихожую, и собирался уже открыть входную дверь, когда внезапно его затылок взорвался резкой болью от удара по голове, и все вокруг погрузилось в черноту.
---
*Скин ду (Sgian Dhu) - по-гэльски скин (Sgian) означает нож, а ду (Dhu) обычно значит "черный", но имеет и второе значение - "спрятанный". Скин ду - это заточенный только с одной стороны нож, который является частью традиционного Шотландского костюма горцев, наряду с клетчатым килтом. Этот клинок обычно прячут в верхнюю часть правого или левого гетра, в зависимости от того, правшой или левшой является его обладатель.

Глава 11.

- Нельзя было приносить его сюда, Эйдан, но ты все равно настоял! А теперь, ты прекрасно знаешь, ему нельзя позволить вернутся!
Таковы были первые слова, услышанные Алеком, когда он начал приходить в себя. Но они ведь не могли относиться к нему, не могли же? Голова у него просто раскалывалась, и в таком состоянии было очень трудно составлять логические цепочки. Он слегка пошевелился, чтобы проверить, что там с остальными частями его тела, но от этого головная боль только усилилась. Он не смог подавить стон, сорвавшийся с губ.
- А, отлично, он приходит в себя, - сказал второй незнакомый голос.
Алек медленно открыл глаза, и обнаружил, что лежит на диване в комнате, которая больше походила на пещеру. Каменные стены были того же теплого золотистого цвета, что и здания старого города, но без тех более темных участков, которые были результатом действия непогоды и времени. Окон в комнате не было, и единственный свет исходил из старинных ламп-фонарей, развешенных на стенах под низкими потолками.
- Где я? - прохрипел Алек, в горле у него было сухо и саднило.
- Добро пожаловать в Нижний Мир, Александр Лайтвуд, - сказал человек, подошедший к дивану, и уселся на стул рядом. У него были растрепанные темные волосы и серо-зеленые глаза, в которых плясал опасный свет внутренней силы. На вид ему было лет под тридцать или чуть меньше, однако с магами никогда нельзя было сказать наверняка. Никакой заметной с первого взгляда Колдовской Метки Алек не заметил, однако сила, исходящая от этого незнакомца, казалось, переполняла всю комнату так, что ее можно было даже потрогать.
- Я Эйдан Бриосаг, Верховный Маг Эдинбурга, а это, - сказал он, указывая на своего собеседника, мужчину с волосами песочного цвета, - это Хемиш Натрач*, моя правая рука и мой заместитель.
- Я бы сказал, что мне очень приятно с вами познакомиться, - сказал Алек, - Но я не вполне уверен, что это правда.
- Что ж, я признаю, наше приглашение было не очень-то вежливым, - хмыкнул Верховный Маг, но тут же посерьезнел и добавил: - Нам приходиться быть очень осторожными с тем, кого мы сюда приглашаем.
- Ладно, тогда, может, вы все-таки объясните мне, почему я здесь, и что вы собираетесь со мной делать? - сердито спросил Алек, головная боль нисколько не улучшила его настроения.
- Мне известно, что Конклав послал вас расследовать убийство на Грейфрейрском Кладбище, и хотя я очень мало верю в Соглашения, или, если уж на то пошло, в честность Сумеречных Охотников, я хотел сам убедиться, насколько серьезно они к этому относятся, - ответил Верховный Маг. Алек хотел было возразить, защитить Конклав, но он прекрасно знал длинную историю недоверия и обмана, отмечающих взаимоотношения Сумеречных Охотников и Нежити. Он знал, что не может говорить по этому поводу от имени Конклава, так что решил говорить за себя самого.
- Я приехал сюда, чтобы расследовать это убийство, и именно это я собираюсь сделать. Мне все равно, кто это сделал, я просто хочу их найти и позволить Адель получить меру правосудия за Дэниела. Мне бы не помешала помощь, но я все равно не остановлюсь, пока не доведу дело до конца.
Эйдан Бриосаг пристально посмотрел на Алека, словно пытаясь заглянуть в душу юноши и самому убедиться в правдивости его слов. Наконец он коротко кивнул и сказал:
- Твоя голова, должно быть, раскалывается. Я могу помочь с этим, а потом мы могли бы пойти пообедать где-нибудь, и я расскажу тебе все, что знаю о преступлении.
С этими словами он наклонился к дивану, и Алек увидел искры магии, собравшиеся на кончиках его пальцев. Его магия была черной, в отличие от голубой магии Магнуса, к которой привык Алек, и когда он заглянул в лицо мага, он увидел, что его серо-зеленые глаза стали полностью черными. "Так вот какая у него колдовская метка", - понял Алек, позволяя магу обхватить ладонями его пульсирующую от боли голову. Знакомое ощущение магии охватило его, и Алек, успокоенный им, охотно подставился под прикосновение, чувствуя, как боль уходит.
Эйдана такая реакция слегка удивила.
- А ты, кажется, привычен к магии, и тебе с ней совсем неплохо.
- Так и должно быть, - засмеялся Алек. - Ведь мой парень - маг.
- Да уж, в Нью Йорке и впрямь, как видно, все совсем по-другому.
- Если сравнить с тем, что я тут пока что видел, так оно и есть. Хотя даже и у нас, в Нью Йорке, еще, определенно, есть над чем поработать в отношениях между нефилимами и Нежитью, - ответил Алек, слегка хмурясь.
- Ладно, идем, найдем где поесть, и поговорим, - предложил Верховный Маг, и повел Алека прочь из комнаты.
Они вышли в мрачные коридоры, которые Алек мог бы называю целым подземным городом. Здесь-то и жили представители Нижнего Мира, которых он тщетно высматривал на поверхности. Тут они были представлены во всем своем многообразии - фейри, вампиры, оборотни и маги. Пока они шли по узким тоннелям-улицам, по обе стороны открывались все новые и новые комнаты. В некоторых из них располагались магазинчики, в других -кафе и рестораны, в третьих, кажется, просто частные жилые дома. Большинство жителей останавливались поздороваться с Верховным Магом, когда они проходили мимо, но на Алека косились с подозрением, если не с откровенной угрозой.
Наконец они прибыли в большую пещеру, где располагался паб под названием Котел. Он был переполнен Нежитью всех видов и мастей, разодетой в яркие одежды. Меню очень напоминало меню Таки в Нью Йорке: кровь и блюда из сырого мяса для вампиров и оборотней, полный набор прочих экзотических и необычных кушаний, наряду с простой человеческой едой. Эйдан провел их к столику в глубине паба, и после того как им принесли еду и напитки, начал рассказывать Алеку, что ему было известно о событиях 3-го сентября.
- Было уже около полуночи, я был здесь, в Котле, когда ко мне прибежал один из Ифритов, которых мы используем, чтобы связываться с поверхностью, и сказал, что видел пару жителей Нижнего Мира, направляющихся в Грейфрейрс. Но для Нежити небезопасно бродить по Эдинбургу, если только они не Ифриты, которые при случае могут сойти за примитивных. Я забеспокоился, если не сказать больше, поскольку меня никто не предупредил об их прибытии. Мы с Хэмишем поспешили в Грейфрейрс в тот же миг. Нашей магии оказалось довольно, чтобы спугнуть нападавших, однако, увы, основной вред уже был нанесен. Оборотень был убит, а ведьма - сильно ранена.
Мы отнесли Адель к целителю, в подземный город, и она оставалась здесь с нами, пока не поправилась достаточно, чтобы путешествовать. Она сказала, что собирается заявить о случившемся в Конклав. Я не особо надеялся, что из этого хоть что-нибудь выйдет, но - вот он ты, здесь.
- Но почему у Сумеречных Охотников и Нежити в этом городе такие плохие отношения? - спросил Алек.
- О, это старая история, - ответил Эйдан. - Она восходит к там временам, когда я только приехал сюда. Когда я впервые здесь появился, около ста пятидесяти лет назад, Нежить жила на поверхности, вместе с примитивными и Сумеречными Охотниками. Между этими группами уже тогда были напряженные отношения, и порой доходило и до насилия, но все было далеко не так страшно, как сейчас. Все резко изменилось, хоть и почти незаметно, буквально за десять лет. Все большее и больше предпринимателей из числа жителей Нижнего Мира подвергались ограблениям, их магазины разоряли и разносили вдребезги. Было небезопасно выходить на улицу после наступления темноты, а потом Нежить начала просто исчезать.
Эйдан помолчал, а в глазах его было отсутствующее выражение, словно он заново видел перед собой события далекого прошлого.
- Уровень напряженности в городе поднимался со страшной скоростью, и нам не к кому было пойти за помощью. Все попытки обращаться в Институт, просить их разобраться и защитить нас, остались без внимания. Наконец, в один прекрасный день, исчез мой друг. Его дом был разграблен, а потом сожжен до основания. Я в ярости отправился в Институт, собираясь потребовать от них хоть каких-то действий, и угрожая иначе поехать прямиком в Идрис. Но меня схватили, долго держали в плену и пытали, а потом, однажды, отвели в комнату трофеев. Ужасные, жуткие артефакты, полные скорби, собранные годами - вот что там было. И все они были памятью о совершенных преступлениях: клыки, волчьи шкуры, чешуя, рога - каждый из этих трофеев означал смерть представителя Нижнего Мира. Но тут мои тюремщики стали беспечны, и с помощью магии мне удалось бежать. В течение следующих нескольких недель Нижний Мир перебрался под землю, и с тех пор мы тут и живем.
Алек ошеломленно молчал, слушая его, и мог только гадать про себя, как Институт мог стать настолько испорченным и развращенным, так далеко уйти от своей настоящей миссии. Это было почти как если бы Сумеречные Охотники сами стали демонами, на которых должны были бы охотиться.
- Ну а теперь, думаю, пришла пора вернуть тебя назад, на поверхность, - сказал Эйдан, не обращая внимания на рык Хэмиша:
- Он же Сумеречный Охотник, ты не можешь...
- Хэмиш, у тебя полно дел, - резко перебил его Верховный Маг. - Я сам провожу нашего гостя, - добавил он, жестом отпуская заместителя. Когда Хэмиш раздраженно выскочил прочь, Эйдан повернулся к Алеку и сказал: - Лучше вернуть тебя не поверхность поскорее, пока тебя не хватились. Ты уж прости, мне придется завязать тебе глаза на последнем участке пути, ради безопасности. Но если тебе когда-нибудь понадобится со мной связаться, иди к Мемориалу Ведьм, что возле входа в Эдинбургский Замок. Кто-нибудь придет и заберет тебя.
- Мемориалу Ведьм? - переспросил Алек, его голос был весьма удивленным.
Верховный Маг усмехнулся.
- Это просто небольшой фонтан, стекающий по металлической плите, и памятная табличка на западной стене Ткацкой Фабрики по производству Шотландки. Он там установлен в память о тысячах примитивных, которых сожгли на кострах Инквизиции как ведьм и колдунов больше двухсот лет назад.
Увидев выражение ужаса в глазах Алека, Верховный Маг вздохнул и добавил:
- У каждого общества есть свои постыдные тайны, и только когда оно открыто признает их, оно может и в самом деле двигаться вперед.
Следуя за Эйданом прочь из переполненного паба и вдоль по освещенным старинными фонарями тоннелям, Алек заметил, что очень многие мужчины из Нижнего Мира носили яркие цветные килты и традиционные скин ду в правом гетре. Наконец они остановились перед довольно интересным на вид книжным магазином, и Эйдан сказал:
- Прости, но здесь мне придется завязать тебе глаза.
И хотя Алек был далеко не в восторге от этой идеи, он все же позволил Верховному Магу завязать ему глаза и провести его через оставшиеся тоннели назад, на поверхность. Ощущение свежего, прохладного ветерка на лице подсказало ему, что они покинули подземелье, но маг повел его дальше, пока они не отошли на приличное расстояние от места, где скрывался вход в тоннели. Но вот наконец Эйдан снял повязку с глаз Алека и сказал:
- Ну что ж, здесь я должен буду тебя покинуть. Если ты пойдешь по этому переулку, выйдешь на главную улицу, и оттуда уже без особых проблем сможешь добраться до Института. Доброго пути тебе, Сумеречный Охотник.
И с этим он удалился, а Алеку ничего не оставалось, кроме как идти обратно в Институт, а по дороге попытаться привести свои мысли в порядок.
---
* Натрач (Nathrach) - по-гэльски "змей".


Глава 12 .

Джейс и Иззи стояли в саду Института, в ожидании того, пока Магнус откроет портал. День выдался серым и влажным, ветер дул холодный, оповещая о скором приходе зимы. Магнус начал собирать свою силу, и воздух вокруг него потрескивал, как от электричества.
- Так что, Магнус, - спросил Джейс, и в его голосе ясно звучало веселье. - Как именно тебе удалось все уладить в этой сделке между вампирами и оборотнями? Ты что, припугнул их тем, что развеешь их в пыль?
- Нет, я воспользовался своим удивительным даром убеждения. Ну и только потом пригрозил, что развею их всех в пыль, - ответил Магнус с усмешкой, когда перед ним сформировался портал, сияющий голубыми переливами света. - Так, ладно, все - шагом марш в портал.
Иззи шагнула в портал следом за Джейсом, а сразу за ней - Магнус. Они оказались прямо перед дверями маленького коттеджа с соломенной крышей, который, по словам Магнуса, принадлежал ведьме по имени Дженни Боун. Она должна была позаботиться, чтобы они могли безопасно передвигаться по Эдинбургу.
Магнус постучал в дверь, и ее тут же открыла миниатюрная женщина, похожая на птичку, с пышными черными волосами, светло-зелеными глазами и, как оказалось, крыльями за спиной, которые были весьма похожи на крылья летучей мыши.
- Добро пожаловать, заходите, заходите скорее, я вас уже давно жду! - воскликнула Дженни, жестами приглашая их внутрь. - Какая честь принимать в моем коттедже самого Магнуса Бейна! - Джейс имел наглость фыркнуть, и Магнус смерил его уничтожающим взглядом, пока Дженни, ничего этого не заметив, продолжала счастливо щебетать. - Я приготовила для вас чай, прошу вас, присаживайтесь поудобнее.
Все расселись, оглядывая маленькую уютную гостиную, и Дженни подала им чай. Однако Магнус чувствовал себя как на иголках, и не мог усидеть на месте. Он был уже так близко, и не сможет успокоиться, пока не увидит Алека.
- Как скоро мы сможем пойти в сам Эдинбург? Нам надо поскорее связаться с Верховным Магом и с нашим другом в Институте.
- Терпение, терпение, - прощебетала Дженни. - Никто из Нижнего Мира не заходит в город до колдовского часа, это небезопасно. Мы должны дождаться темноты, и только потом я смогу отвести вас к Мемориалу Ведьм. Оттуда вас уже проведет к Верховному Магу кто-нибудь другой.
- А почему это небезопасно? - спросила Иззи, не сдержав любопытства.
- Потому что ваши сородичи охотятся на Нежить в Эдинбурге, то ради забавы, то ради наживы, - бесстрастно сказала Дженни, таким тоном, слово это было очевидно.
- Но ведь это же незаконно! - в ужасе воскликнула Иззи.
- Боюсь, Из, мы больше не в Канзасе, - мрачно сказал Джейс.
Даже в то время, как она отвечала на их вопросы, глаза Дженни не отрывались от лица Магнуса. Наконец, словно не в силах больше сдерживаться, она выпалила:
- Магнус Бейн, я так много о вас слышала, но никогда даже не надеялась познакомиться лично. Знаете, когда-то я знала одного мага, который как-то раз пытался призвать вашего печально знаменитого отца. Добром это не кончилось.
Магнус поперхнулся чаем. Ему было трудно обсуждать своего отца даже с Алеком, что уж говорить о том, чтобы вот так, походя упомянуть о нем в светской беседе. Проигнорировав усмешку на лице Джейса, Магнус быстро перевел разговор на другие, менее болезненные темы.
После нескольких часов оживленной болтовни, Дженни проводила гостей в три маленькие гостевые спаленки и посоветовала им отдохнуть, чтобы скрасить разницу во времени между Нью Йорком и Эдинбургом, и освежиться перед встречей с Верховным Магом.
Магнус прилег на узкую односпальную кровать и позволил своим мыслям обратиться к его прекрасному голубоглазому Сумеречному Охотнику. Он прекрасно понимал, что на самом деле прошло всего-то несколько коротких дней с тех пор, как они были вместе в его квартире, но все же никак не мог стряхнуть с себя ощущение беспокойства, которое преследовало его с самого отъезда Алека. Не находя покоя, он вертелся с бока на бок, пытаясь расслабиться и отдохнуть, твердя себе, что они уже близко, и что его драгоценный нефилим скоро снова окажется в его объятьях. В конце концов, хоть и не очень скоро, ему все же удалось задремать.

Он оказался в просторном, темном и холодном помещении. Единственный свет исходил от одинокой свечи на широком дубовом столе, вокруг которого сидели шестеро мужчин. Все они были одеты с ног до головы в черное, так что Магнус не мог разглядеть их лиц, однако они казались судьями, призванными решить судьбу седьмого человека, лежащего на столе лицом вниз, связанного и с кляпом во рту. И тут, все судьи поднялись, словно ведомые единым, общим разумом, вытащили кинжалы из ножен на поясе и одновременно вонзили их в тело пленника. Затем один из них потянулся и перевернул жертву лицом вверх, так что Магнус, наконец, разглядел бледную кожу убитого, его растрепанные черные волосы и погасшие, безжизненные голубые глаза...
Истошный вопль Магнуса разбудил Джейса и Иззи, и они столкнулись друг с другом в дверях его комнаты, куда поспешили, услышав его. Изабель первой поняла, что это был всего лишь кошмарный сон, и решительно встряхнула Магнуса, пока он не открыл глаза и не начал осознавать, что его окружало. Но еще до того, как она успела хоть что-нибудь спросить, вошла Дженни со словами:
- О, отлично, вы уже встали. Еда на столе, идемте перекусим, и пора будет отправляться.
Когда Магнус вышел из комнаты, чтобы присоединиться к остальным, Джейс одарил его оценивающим взглядом.
- Магнус, ты же не можешь и в самом деле собираться идти в город в таком виде? Какую часть фразы "не привлекать к нам лишнего внимания" ты не понял?
Магнус с сомнением посмотрел вниз на свои черные кожаные штаны и лаймово-зеленую рубашку, и запротестовал:
- А что такого, для меня это очень даже консервативный наряд!
Джейс издал преувеличено тяжелый вздох и вернулся к себе, но скоро вышел, держа в руках простую черную кофту с V-образным вырезом, которую тут же бросил магу.
Недовольно ворча, Магнус переоделся.

После того как все на скорую руку перекусили, Дженни повела своих гостей прочь из коттеджа, по тропинке, которая вела к городу через окрестные поля.
- Нас не должны увидеть на дороге, - объяснила она. - И еще, когда войдем в город, вы не должны использовать чары, чтобы скрыть себя - это только оповестит местных Сумеречных Охотников о вашем присутствии. Мы должны приложить все усилия, чтобы сойти за примитивных.
Джейс фыркнул, гадая, каким образом Дженни, со своими крыльями летучей мыши, вообще может хотя бы надеяться сойти за примитивную, однако от комментариев воздержался. Наконец, они подошли к городу, и Дженни повела их по длинному запутанному пути, по узким переулкам и темным подворотням, все время избегая больших улиц.
Они шли уже довольно долго, когда Дженни вдруг резко остановилась, и, прошипев: "Сюда, скорее!"- свернула в маленький переулок, и спряталась там за большими промышленными мусорными баками. Остальные как можно скорее последовали ее примеру, не задавая вопросов и не теряя времени даром.
С того места, где он прятался, Джейс заметил группу из четырех Сумеречных Охотников в полном боевом облачении, проходящую по улице мимо входа в переулок. Один из них остановился и поднял свой Ведьмин Огонь, чтобы осмотреть узкое темное пространство переулка. Джейс ощутил, как рядом с ним моментально напрягся Магнус, однако маг не издал ни единого шороха или шепота, и не обронил ни крупицы магии. Через несколько минут, незнакомый Сумеречный Охотник опустил свой камень и присоединился к остальным, которые ждали его ниже по улице.
Только тут Дженни позволила себе едва слышно вздохнуть с облегчением.
- Вот что значит, быть на волосок, - сказала она, выражая общее мнение. - Ладно, идем, осталось уже недалеко, давайте двигаться дальше.
Маленькая ведьма повела их обратно на улицу, и через несколько минут они остановились перед небольшим настенным фонтаном, над которым красовалась мемориальная табличка где было написано:
" Этот фонтан создан по проекту Джона Дункана, члена Королевской Ассоциации Скульпторов, неподалеку от тех мест, где были заживо сожжены на кострах Инквизиции множество людей, по обвинению в колдовстве. Злая голова и добрая голова символизируют, что некоторые используют свои особые знания в злых целях, а другие просто бывают не поняты, и желают окружающим только добра. Змей имеет двойное значение - зла и мудрости. А побеги наперстянки еще раз напоминают, что многие самые обычные вещи имеют двоякое предназначение."
Первые лучи рассвета только лишь тронули ночное небо, когда к ним приблизился высокий худой маг со светло-каштановыми волосами и мрачным, почти что сердитым лицом.
- Рада встрече, Хэмиш, - сказала Дженни, ничуть не обескураженная выражением лица этого незнакомца. - Вот те путешественники, о которых я тебе говорила - Магнус Бейн, и Джейс и Изабель Лайтвуды.
- Сумеречные Охотники, - прорычал Хэмиш, и в его холодных голубых глазах явственно отразилось презрение. - Прежде чем отвести вас внутрь, я должен буду завязать вам глаза.
Джейс собирался запротестовать, когда Магнус быстро положил руку ему на плечо и сказал:
- Хорошо, тогда завяжите глаза нам всем.
Потом он повернулся к Дженни и поблагодарил ее за тот риск, на который она пошла, помогая им.
- О, не беспокойтесь за меня, Верховный Маг, - покраснев, ответила Дженни. - Пожалуйста, заглядывайте в гости ко мне, в любое время, когда захотите, добавила она, обращаясь ко всем троим. После этого, больше не сказав ни слова, ведьма повернулась и исчезла в узком переулке, теряющемся во мраке
Хэмиш последовательно завязал глаза всем троим новоприбывшим, и повел их в подземные ходы, которые вели к Эйдану Бриосагу и Нижнему Миру Эдинбурга.

Глава 13.

Было уже слегка за 8 часов вечера, когда Алек наконец добрался до Института. Переодевшись в свою тренировочную форму, юноша отправился на поиски Джоша и остальных, чтобы пойти в тренировочный зал. Как оказалось, трое младших нефилимов уже были там, и при появлении Алека все как один заулыбались.
- О, так ты нашелся, наконец! Мы уже думали, ты заблудился, - с ухмылкой сказал Йен. Алек хмыкнул.
- Да уж, на всех этих запутанных улочках легко потеряться, не говоря уже о том, что в новом месте всегда на что-то отвлекаешься.
Прежде чем начать тренировку, Алек примерился к полосе препятствий и внес кое-какие изменения, чтобы немного усложнить задачу для остальных. Он подозревал, что они давенько тут ничего не меняли, так что привычка сделала прохождение полосы довольно легким делом. Дома Джейс переустанавливал препятствия по-новому чуть ли не каждый день, иначе ему становилось скучно, подумал Алек и ухмыльнулся с чувством гордости за брата.
Джоша впечатлила новая конфигурация полосы препятствий, и он мысленно отвесил себе оплеуху за то, что сам не додумался это сделать.
За полосой препятствий следовал спарринг. Алек постарался поработать с каждым из юных охотников, чтобы позволить всем им получить опыт сражения с противником, которого они не знали, и чьи действия не могли предугадать.
Последний пункт, который им предстояло охватить сегодня, был у Алека любимым - стрельба из лука. Сам всадив несколько стрел в центр мишени, он стал наблюдать за остальными, время от времени давая им указания, чтобы исправить стойку, или помочь получше прицелиться.
Наконец, тренировка закончилась, и Алек с наслаждением осознал, что физическая нагрузка помогла ему хоть на время отвлечься от тяжелых раздумий. А кроме того, ему было приятно находиться в компании Джоша, Йена и Шивви. При них становилось легче выносить тоску по дому, Джейсу и Иззи. Пожелав ребятам доброй ночи, Алек вернулся к себе, чтобы быстро принять душ и переодеться.
Вытираясь после душа и натягивая чистую серую футболку и удобные спортивные штаны, Алек начал заново обдумывать всю ту информацию, которую ему удалось собрать на этот момент. Те истории о Нижнем Мире, которые рассказали ему Мэйв и Эйдан, мягко говоря, не сходились в деталях. Верховный Маг Эйдан Бриосаг ему понравился, наверное, настолько же, насколько не понравилась Мэйв Кэмерон, но он не мог позволить своим предпочтениям влиять на его суждения. Это был вопрос правосудия, а правосудие слепо.
Адель была уверена, что на них напали Сумеречные Охотники, и видела клинки Серафимов. На месте преступления Алек нашел то, что, как он полагал, было обломком скин ду. Он решил, что следующим его шагом должен стать обыск Института. Если Эйдан Бриосаг говорил правду, то где-то в этом старом храме должна быть спрятана комната трофеев. Думая об этом, Алек понял, что осуществить свое намерение сможет лишь поздно ночью, а пока решил наведаться в библиотеку и посмотреть, не найдет ли он там что-нибудь, что поможет ему сузить круг поисков.
Войдя в библиотеку, Алек обнаружил, что муж Мэйв, Алистер, снова сидит за столом, обложившись со всех сторон стопками книг, словно даже с места не сдвинулся с тех пор, как Алек был тут в прошлый раз.
- Охх, ээээ... А-алек, разве сейчас не поздновато уже для визита в библиотеку? - спросил Алистер, поднимая глаза от своей работы, когда Алек подошел.
- Немного, - согласился Алек. - Но я никак не мог уснуть, и подумал, что могу взять что-нибудь почитать.
- Ну конечно же, тут у нас отличная подборка книг, - кивнул Алистр и поднялся из-за стола, подавляя зевок. - Ну что ж, я оставлю тебя выбрать себе книгу, а мне пора уже отправиться на боковую.
Уже дойдя до двери, он вдруг обернулся и посмотрел на Алека.
- Я даже не надеюсь, но... Вы ведь не знакомы с какими-нибудь магами в Нью Йорке?
Неожиданный вопрос слегка ошеломил Алека, но не успел он ответить, как Алистер покачал головой.
- О, не беспокойтесь об этом. Просто меня очень огорчает тот факт, что я не могу расспросить никого из живущих магов, и узнать у них кое-какие детали, подробности для моей работы... - проговорил он с тяжелым вздохом, и вышел из комнаты, больше не сказав ни слова.
Алек только головой покачал, гадая, как человек может жить своей жизнью, при этом с совершенно не замечая того, что творится вокруг. Затем он повернулся к книжным полкам, и постарался сосредоточиться на более неотложных вещах. Библиотека была довольно обширной и хорошо организованной, так что он довольно легко нашел то, что ему было нужно, в разделе архитектуры. Это была книга о старой Эдинбургской церкви, где теперь располагался Институт Сумеречных Охотников. Он снял ее с полки и вернулся к себе в комнату, чтобы изучить ее без помех.
Следующий час Алек провел за чтением. Книжка действительно оказалось полезной, в ней даже нашелся поэтажный план этой церкви. Как оказалось, за той маленькой кладовой, которую он видел во время экскурсии с Мэйв, на плане значились еще какие-то помещения - так что Алек решил начать свои поиски оттуда. Зевая, он взглянул на часы на прикроватном столике: была только полночь, "колдовской час", как с мрачным юмором подумал парень, - все еще слишком рано начинать обыск. Решив воспользоваться этим временем и хоть пару часов поспать, Алек установил будильник на своем мобильном телефоне, лег на кровать и, неожиданно для себя, тут же уснул.
Будильник сработал в два часа ночи. Алек проснулся мгновенно, ложился он в одежде, так что теперь его ничего не задерживало, и он мог начать обыскивать Институт. Быстро и умело, нефилим нанес руны бесшумности, ловкости и силы, и вышел из комнаты. Алек тихо прошел по длинному коридору, внимательно прислушиваясь к малейшим звукам, которые могли бы подсказать ему, что кто-то еще не спит этой ночью. Так ничего и не услышав, он добрался до двери той небольшой кладовки, с которой собирался начать свои поиски. Войдя, он вынул свой Ведьмин Огонь из кармана и внимательно осмотрел стнны небольшой комнатки. И снова его поразило ощущение легкого сквозняка, который, как осознал теперь юноша, не мог возникнуть в результате плохо закрытого окна. Наконец, после нескольких минут поисков, он их нашел - скрытые петли на одном из стеллажей с полками, которые означали, что он может открываться наподобие обычной двери.
В открывшемся проеме Алек увидел длинный узкий коридор, а за ним - какое-то довольно просторное помещение. Сквозняк, который он почувствовал, исходил из этой самой комнаты впереди, и его холодное дыхание заставило парня содрогнуться - на мгновение ему показалось, что его шеи коснулись призрачные ледяные пальцы. Упрямо поджав губы, Алек зашагал по коридору вперед, пока не добрался до большой широкой комнаты. Подняв повыше свой Ведьмин Огонь, Алек попытался осмотреться получше. На стенах висели полки и выставочные витрины, некоторые из которых казались совсем древними. Центр комнаты занимал большой дубовый стол, окруженный стульями. Алек неохотно подошел поближе к одной из стен, чтобы получше рассмотреть то, что лежало на полках. Ведьмин Огонь в его руке задрожал, когда он увидел те ужасы, что там находились - выставленные на обозрение, словно величайшие сокровища. Клыки вампиров, рога или чешуйки магов, куски шкуры оборотней - каждая из этих вещей означала чью-то жизнь, отнятую просто так, ради выгоды или для забавы. Алека затошнило от этого вида. Здесь не было ничего от долга, возложенного Ангелом на нефилимов. Это было чистое зло.
Алек вынул свой мобильный телефон и начал фотографировать на его камеру выставленные на полках трофеи, чтобы заснять улики.
Покончив с первым стеллажом, Алек перешел ко второму, и там обнаружил, наконец, то, что какая-то часть его надеялась не найти. Кольцо Дэниела в виде волчьей головы и скин ду с обломанным кончиком. Алек осторожно сделал отдельные фотографии каждой из этих вещей на всякий случай, а затем аккуратно завернул обе и убрал в карман. Дело было сделано, пора было уходить. Найденные улики неопровержимо доказывали, что на Адель и Дэниела и вправду напали Сумеречные Охотники. Погруженный в эти невеселые мысли и к тому же занятый в своим делом, Алек не услышал тихих шагов, подкравшихся к нему сзади. Не услышал он и тихого свиста в воздухе, с которым на его голову обрушилась кочерга, однако он увидел и почувствовал взрыв острой, до бела раскаленной боли, а затем его поглотила тьма.

Глава 14.

Алек медленно приходил в себя, и первым, что он действительно почувствовал, была ослепляющая боль в голове. Когда ему, наконец, удалось с этим справиться, он осознал, что раздет до пояса и связан по рукам и ногам, его мускулы болезненно ныли от неудобного положения. Это было нехорошо - куда как нехорошо! Он слегка приоткрыл глаза и увидел, что все еще находится в комнате трофеев, но теперь за дубовым столом сидели шесть Сумеречных Охотников, и тихо что-то обсуждали между собой.
Алек снова закрыл глаза, безмолвно проклиная себя за глупость и беспечность. Он находился в потайной части Института, с теми самыми людьми, кто, по-видимому, и напал на Адель и Дэниела. Никто не знал, где он, а те кто схватил его, без сомнения, не собирались позволить ему выбраться из Института живым. Он нашел доказательства, уличающие их, которые теперь наверняка исчезнут вместе с ним. Не будет никакого правосудия за Дэнни, никакого воздаяния Адель, а худшее из злодеяний будет продолжаться.
Внезапно он услышал голос, который узнал, призывающий собравшихся к порядку. Командно-приказной тон Фергюса Эрджилла заставил остальных замолчать и переключить все внимание на него. Алее тоже постарался не шевелиться и не шуметь, чтобы послушать, что скажет Фергюс.
- Джентльмены, как вы видите, у нас возникла проблема, которую нужно решить. Следователю Конклава нельзя позволить сообщить о нас в Идрис. Лишь мы одни еще соблюдаем старые обычаи, мы одни поддерживаем старый порядок, при котором все понимали, что нежить - это всего лишь проклятая демонская родня, и должна быть истреблена. Когда Конклав повернулся к этой истине спиной, когда они допустили представителей Нижнего Мира в Совет, они вынудили нас уйти в подполье и стать тайной организацией, и мы обязаны защитить себя.
Фергюс говорил решительным тоном, который не оставлял возможности двояко истолковать его слова и недопонять, что именно он имел в виду.
- Фергюс, но ведь он же Сумеречный Охотник! У меня нет претензий к убийству Нежити, они лишь демонское отродье, но он-то ведь один из нас? - говорящий казался одновременно шокированным и напуганным.
- Один из нас? - резко ответил Фергюс. - Я так не думаю! Он - всего лишь жалкий педик, ничтожество, позор всего нашего рода, спутавшийся с презренным магом. Он не достоин быть Сумеречным Охотником, и если бы Конклав не превратился в сборище мягкотелых идиотов, привечающих Нежить, его бы давно лишили знаков. - Голос его был полон презрения и ненависти. Но тут его перебил другой охотник.
- Все это, может быть, и так, Фергюс, но он все же Лайтвуд. Если он просто исчезнет, на нас обрушится куда более пристальное внимание Конклава, и не исключено, что они назначат намного более детальное расследование.
- Ну, конечно же, он не просто так исчезнет, - спокойно ответил Фергюс. - Мы представим все дело так, словно его смерть - это результат нападения оборотня. Его тело найдут со следами жестокой борьбы со зверем, а уж мы предоставим неопровержимые улики, заодно с трупом оборотня, виновного в этом злодеянии. Конклаву не придется ничего расследовать, ведь мы будем чертовски убедительны.
Услышанное заставило Алека ужаснуться. Этот дьявольский план и вправду мог сработать. А смерть Сумеречного Охотника от рук представителя Нижнего Мира поставила бы под серьезную угрозу и сами Соглашения. Не говоря уж о том, что сделала бы его смерть с Магнусом, и с его семьей. Он не хотел умирать, но, как и все Сумеречные Охотники, знал, что смерть может нагнать его в любой момент. Он-то давно уже принял это. А вот Магнус - нет. Магнус всегда беспокоился за него, даже когда Алек просто отправлялся на обычную каждодневную охоту на демонов в Нью Йорке с Джейсом и Иззи. Но в Нью Йорке, по крайней мере, Магнус был рядом, и мог легко прийти на помощь в случае необходимости - даже если нужно было всего лишь исцелить мелкие царапины, синяки и ушибы. Сейчас все было по-другому. Ему предстояло умереть, не увидев напоследок прекрасных глаз Магнуса, и не сказав ему, как сильно он любит его - или хотя бы не попрощавшись.
Алека вернул к реальности голос Фергюса, который отрядил двух охотников найти оборотня, который мог сгодиться для их заговора. Он собирался раздать приказы и остальным, когда его перебил звонок его сотового. Посмотрев на экран, Фергюс нахмурился, но все же незамедлительно ответил.
- Ситуация у нас под контролем, - уверил он кого-то на другом конце связи. - Нет-нет, больше демонов Фалин посылать не нужно. Мы не оставим ничего на волю случая. Все будет выглядеть так, словно Конклав совершил ошибку, отправив на расследование неопытного мальчика, и тот нарвался на неприятности с оборотнем, пока шатался по городу. Ничто не будет указывать на причастность Института. - Дальше несколько минут Фергюс молчал, слушая собеседника, а потом сказал: - Нет, Мэйв в полном порядке. Она ни о чем не подозревает.
Кто бы ни находился там, на другом конце этого телефонного звонка, Алеку стало абсолютно ясно, что приказы Фергюсу отдает кто-то другой, и этот кто-то - отнюдь не Мэйв Кэмерон. Он слегка покачал головой: на свой лад, Мэйв оказалась такой же слепой к тому, что на самом деле происходило в Институте, как и ее муж Алистер.
- Мы покончим с этим делом сегодня же ночью, - сказал Фергюс напоследок и повесил трубку. Обернувшись к двум оставшимся охотникам, он жестом указал на Алека и сказал: - Оттащите мальчишку в камеру. Я скоро приду.
Обрезав веревку, стягивающую его лодыжки, двое Сумеречных Охотников грубо вздернули Алека на ноги. На парня тут же накатила волна головокружения, но сильные руки тюремщиков поддержали его под локти, не давая упасть.
Из трофейного зала Алека повели вниз по узкой лестнице, и дальше по коридору, пока не достигли холодной и влажной камеры с каменными стенами и потолком. Ожидая неизбежного появления своего палача, Алек оглядел камеру, и, к своему ужасу, увидел в ней полный набор вещей, появившихся, казалось, прямиком из ночных кошмаров. Большой ящик по форме похожий на гроб, но поставленный вертикально, двухстворчатые дверцы его были открыты, позволяя увидеть острые металлические шипы внутри. Из уроков истории Алек знал, что это - средневековое орудие пытки, называемое железной девой. Рядом лежали тиски для пальцев, и стояла дыба. Алек едва успел отвести глаза от орудий пытки, как открылась дверь, и вошел Фергюс.
Фергюс отпустил двух стражей, сказав им, что пришло время патрулировать улицы, а затем обернулся к Алеку с напряженной улыбкой. Алек невольно вздрогнул -это был первый раз, когда он видел, чтобы Фергюс улыбался. Что бы он там ни задумал сделать с Алеком, Эрджилл собирался наслаждаться этим. Старший охотник приблизился к своему пленнику и прорычал:
- Знаешь, я даже рад, что Конклав не лишил тебя знаков. Теперь у меня есть шанс самому показать тебе, как надо обращаться с мерзостью вроде тебя.
Алек ничего не ответил, лишь продолжал спокойно смотреть на него. Он знал, что живым ему отсюда не выбраться, но не собирался доставлять Фергюсу Эрджиллу удовольствие видеть, как он умоляет. Если он о чем и жалел, то только лишь о той боли, которую это причинит Магнусу и его семье.
Фергюс развернулся на каблуках и взял в руки что-то, что лежало рядом с тисками. Это оказалась кожаная перчатка, на которой были закреплены острые железные когти. Надев ее на руку, он снова подошел к пленнику и одним широким, мощным движением рванул его когтями поперек груди. Алек стиснул зубы и зашипел от резкой боли, но ни разу не вскрикнул, пока Фергюс снова и снова рвал искусственными когтями его тело.


Начало здесь: worldsofcassandraclare.diary.ru/p195657423.htm
Окончание здесь: worldsofcassandraclare.diary.ru/p196548134.htm
запись создана: 12.03.2014 в 04:35

@темы: фанфик, слэш, перевод, нежить, малек, Орудия Смерти, Магнус Бейн, Изабель Лайтвуд, Джейс Вэйланд, Алек Лайтвуд

Комментарии
2014-03-25 в 16:31 

alfur
Сто раз отмерь, отрежь по-другому.
Спасибо большое за перевод) И по закону жанра - на самом интересном месте)))

2014-03-25 в 23:36 

LaynaSantana
Не волнуйтесь, скоро выложу продолжение!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

миры Кассандры Клэр

главная