04:07 

Искупление (Redemption) - закончен

LaynaSantana
Искупление. (слэш)

Переводчик: Layna
Фандом: "Орудия Смерти" Кассандры Клэр
Оригинал: автор –webspinner2, ссылка на оригинал —www.fanfiction.net/s/9415302/1/Redemption , разрешение на перевод получено
Размер: миди (оригинал — 8,814 слов, перевод — примерно 8,772 слов)
Пейринг/Персонажи: Магнус Бейн/Алек Лайтвуд, Изабель Лайтвуд, Джейс Вэйланд, Роберт Лайтвуд, Мариза Лайтвуд, демоны
Жанр: роуманс / ангст
Рейтинг: PG-13
Статус: закончен
Краткое содержание: - Время действия - после разрыва отношений (ГПД), и Алек справляется с этим не очень - то хорошо. Сможет ли он когда-нибудь объяснить Магнусу, зачем на самом деле встречался с Камиллой, или для них уже слишком поздно?
Размещение: запрещено без разрешения переводчика

Глава 1.
Джейс был всерьез обеспокоен. Прошло уже пять недель после битвы при Баррене, победа в которой вернула его в семью. У него все еще были трудности с тем, чтобы контролировать Небесный Огонь, проникший в него в результате полученной раны, демоническая активность в городе постоянно росла, а Себастьян все еще оставался на свободе. Любой из этих вещей, самой по себе, было достаточно, чтобы вызвать у Джейса тревогу, но он был рожден и воспитан как воин, так что, на самом деле, этим утром его занимала лишь одна мысль - его парабатай, его брат... Алек.
Джейс хорошо знал, что разрыв Алека с его парнем, с Магнусом, почти опустошил его. Тихий и замкнутый, Алек немногих подпускал к себе, но если уж он позволял кому-нибудь сблизиться с ним, этот человек оставался в его сердце навсегда. Джейс помнил, каким он нашел Алека в тот день, когда это случилось - съежившимся в самом дальнем и темном углу своей комнаты в Институте, словно его избили. Испугавшись за брата, Джейс упал рядом с ним на колени и мягко коснулся его плеча. Именно в этот момент Алек, казалось, сломался, и начал неконтролируемо всхлипывать. Медленно и болезненно он поведал свою историю - о том, как отчаянно Алек любил Магнуса, и как трудно ему было иметь дело с их проблемой смертности и бессмертия. С мыслью о том, что он состарится и умрет, а Магнус останется жить без него вечно. А еще больнее ему было от мысли, что, как ни крути, но он слишком тривиален для Магнуса. Скрытный Верховный Маг Бруклина не очень-то любил говорить о себе, или о своем прошлом, и это заставило Алека чувствовать себя в их отношениях одиноким и уязвимым.
А еще Алек признался Джейсу в своих встречах с Камиллой Белкурт, вампиршей-преступницей, которую разыскивал Конклав, и которая когда-то была любовницей Магнуса. Она пыталась соблазнить Алека обещаниями того, что может помочь ему остаться с Магнусом навсегда – но, услышав, что именно она предлагает, Алек еще раз убедился, что ему с самого начала не стоило ее слушать. Но хотя Алек и знал, что поступает неправильно, он все равно продолжал ходить к Камилле, потому что она могла рассказать ему о Магнусе, помочь ему понять этого сложного мужчину, которого он так любил. Однако, в конце концов, Камилла выдала их тайные встречи Магнусу, что и повлекло за собой их разрыв. Магнус очень разозлился, обвиняя Алека в том, что тот хотел сократить его жизнь, и сказал ему, что, даже невзирая на то, что он в конечном итоге отказался от плана Камиллы, недостаток доверия с его стороны безвозвратно уничтожил их отношения.
С тех пор Джейс делал все что мог, чтобы хоть как-то утешить Алека: он постоянно вытаскивал его то на тренировку, то на охоту – делал все что угодно, лишь бы отвлечь брата от его всепоглощающей боли.
И все же, ему не потребовалось много времени, чтобы понять, что, хотя такая интенсивная деятельность и могла успешно отвлечь Алека на какое-то время, но на деле же это все-таки был не лучший способ помочь ему оправиться. И теперь Джейс мог лишь беспомощно наблюдать, как Алек с головой уходит во все более и более экстремальные тренировки и безрассудные схватки. Увидеть Алека таким… это, помимо всего прочего, заставило Джейса осознать, насколько он привык за все прошлые годы полагаться на то, что Алек всегда прикроет ему спину. Алек всегда был для него голосом разума, тем, кто заботился о его безопасности, в то время как сам Джейс бывал безрассуден, но теперь их роли словно поменялись местами. И все же, если бы только самой большей заботой Джейса было сделать в битве шаг назад и прикрыть спину Алека, он бы с радостью молчал и просто продолжал надеяться, что постепенно его парабатай придет в норму. В конце концов, уж этим-то он брату был обязан - а на самом деле и гораздо большим. Но Алек, к тому же, плохо спал - а то, насколько он похудел, свидетельствовало о том, что и питался парень тоже не слишком хорошо. Джейсу ненавистно было видеть Алека таким, а еще ненавистнее было то, что он ничегошеньки не мог поделать, чтобы унять его боль. Он с удовольствием поделился бы с Верховным Магом своим мнением, а еще лучше - своим кулаком, но он также знал, что какой бы соблазнительной ни казалась эта перспектива ему самому, Алеку это принесет лишь еще больше боли. Так что, вместо драки с Магнусом, Джейс сидел и ждал брата в ранних предрассветных сумерках, чтобы еще раз попытаться поговорить с Алеком перед следующей чредой тренировок.

Глава 2.
Алек тихонько пробрался обратно в Институт, когда на часах было уже три ночи, и он вернулся после очередной одинокой охоты. Его боевая форма была покрыта кровью и грязью - по большей части это была кровь демонов, но было немного и его собственной. Сражаться было единственным, что, как он выяснил, могло еще отвлечь его от ужасной боли потери Магнуса. Это было словно самая худшая рана их всех, что он получал - вот только она не заживала. И он не знал, что с этим делать. Алек был вымотан до предела, но боялся спать, кошмары об их разрыве преследовали его снова и снова - а если и бывало такое, что каким-то чудом ему снился сон о том, что было раньше, когда они с Магнусом еще были счастливы вместе, то кошмаром становилось уже пробуждение.
Он быстро скинул с себя боевое облачение, и, проигнорировав свою жесткую и узкую кровать, вместо этого направился в ванную, чтобы принять долгий горячий душ.
Подставляя спину под горячие, почти обжигающие струи воды, Алек отчаянно старался прекратить думать о Магнусе, об экзотической красоте его лица с золотисто-зелеными кошачьими глазами; хулиганском чувстве юмора и его жажде жизни, о тепле и безопасности, которые Алек всегда чувствовал в его присутствии. А теперь его жизнь стала такой пустой и холодной - и все это только по его собственной вине. А Магнусу будет даже лучше без него…
Наконец, выйдя их душа, Алек быстро переоделся в тренировочную одежду, собираясь спуститься вниз и попрактиковаться самостоятельно, прежде чем к нему присоединятся остальные, в надежде отвлечься от грустных мыслей, забывшись в физических нагрузках. Перед тем как покинуть комнату, он еще раз на всякий случай проверил свой телефон - надеясь, вопреки всему, что там окажется сообщение от Магнуса. Но там ничего не было, и это словно заново разбило ему сердце. Юноше потребовалось несколько минут, чтобы собрать в кулак остатки своей храбрости, вытереть слезы и выйти из своей холодной и опустевшей комнаты.
Алек понимал, что ему нужно хоть что-нибудь съесть, чтобы иметь достаточно сил для тренировки и последующей охоты, которая обязательно будет - но он так и не смог себя заставить сделать это, чувствуя: что бы он ни съел, это тут же вернется обратно с приступом тошноты. Так что он просто неторопливо спустился вниз, по пути снова теряясь в своих болезненных воспоминаниях. И тут неожиданно зазвучал голос Джейса, заставив его вздрогнуть и поднять озадаченный взгляд.
- Алек, это пора прекратить! - сказал Джейс с большим нажимом, чем собирался.
- Что именно? - спросил Алек, прекрасно зная ответ, но не желая в тот момент поощрять Джейса.
- Ты что, правда думаешь, что я не знаю, что ты делаешь, когда уходишь ночью один; охотишься без прикрытия? - начал Джейс, его голос звенел от гнева и тревоги.
- Ну и что? - с вызовом спросил Алек.
Джейс вздохнул, и гнев его улетучился, когда он увидел боль на лице Алека. Тот выглядел таким хрупким и сломленным.
- Слушай, я знаю, как это для тебя трудно, - уже мягче сказал Джейс, - но у тебя все еще семья, которая любит тебя и которой ты нужен, так что прошу, позволь нам помочь тебе.
Как раз в этот момент к ним присоединилась Изабель, ее длинные волосы были завязаны в высокий хвост, а хищная улыбка на лице говорила о том, что ей не терпится начать тренировку. Однако при виде лица Алека ее взгляд смягчился, и в нем появилась забота.
- Алек, ты выглядишь совершенно измотанным, может, тебе лучше сегодня пропустить тренировку и попытаться немного отдохнуть?
- Я в полном порядке, Иззи, так что давайте уже начнем, - резко бросил Алек, быстро поворачиваясь и пинком распахнув дверь в тренировочный зал. Джейс тоже развернулся и кинулся вперед, чтобы перехватить Алека, но только впечатался ему в спину, когда тот внезапно затормозил. Джейс поднял голову и увидел, что же послужило причиной внезапной остановки брата, и зарычал по себя при виде мрачного лица Роберта Лайтвуда, ожидавшего в дальнем конце зала, чтобы лично понаблюдать за их тренировкой. Да может ли этот день стать еще хуже, сердито подумал он, и целенаправленно выступил вперед из-за спины Алека.

Глава 3.
Магнус Бейн, Верховный Маг Бруклина, лежал на своей широкой кровати, свернувшись калачиком, глаза его покраснели, а волосы были в беспорядке, так что выглядел он как угодно, но не впечатляюще. Прошло уже пять недель после его разрыва с Александром, и примерно столько же он уже практически не покидал свою спальню. Магнус прожил сотни лет, и за это время потерял многих близких людей, которых любил. Он знал, что значит горевать, и как проходит этот процесс, и сколько времени занимает каждая из ступеней, которые в конце концов приведут его обратно к нормальной жизни. Проблема была в том, что потеря Алека не похожа была ни на какое другое горе, пережитое им прежде. На сей раз боль буквально парализовала его.
Магнус очень живо помнил собственный гнев и шок, когда он проследил за Алеком до заброшенного тоннеля метро, и в лицо обвинил его в предательстве. И даже несмотря на то, что на самом деле он был уверен, что Алек не собирался и вправду укоротить его жизнь, Магнус не смог остановить самого себя и произнес те роковые слова: 'Я не хочу больше тебя видеть', - слова, которые безвозвратно измерили обе их жизни. Алек не доверял ему, и не было нужды лишний раз вытаскивать этот факт на свет Божий.
Поначалу гнев поддерживал его, он помог ему уйти прочь и провести весь день в разъездах по клиентам, а злость и агрессия позволяли не думать о боли в голубых глазах Алека, даже когда его собственные ужасные слова вновь и вновь звенели у него в ушах. Однако, в конце концов Магнусу все же пришлось вернуться домой, в свою квартиру - и именно там на него, наконец, обрушилось всей силой понимание того, что произошло.
Когда он вошел, в квартире было темно и тихо. Он окинул взглядом гостиную - там все, казалось, было на своих местах, и его почти болезненно пронзила мысль о том, как мало места Алек занимал в его жизни: полка в шкафу для одежды, крюк в прихожей для куртки, да зубная щетка в ванной. А потом он увидел его на столе в гостиной: ключ, ключ Алека, - и маг упал на колени, бесконтрольно всхлипывая.
Лишь несколько часов спустя он смог достаточно собраться с силами, чтобы кое-как ввалиться в спальню, совершенно измученным. А войдя в комнату, услышал мягкие, жалобные звуки того как в углу плачет его кот, Главнейший Мяо. Магнус подошел - и обнаружил, что кот улегся, свернувшись, на голубом шарфе, который он просил Алека надеть в тот день, когда тот собирался на прием к Королеве Фейри, когда пропал Джейс.
Вид этого шарфа чуть не уничтожил мага на месте, когда он наклонился и одной рукой поднял своего маленького кота, а второй - злополучный шарф.
- Я тоже по нему скучаю, - прошептал он, и его голос сорвался, когда он перебрался на кровать и лег, прижимая этот шарф к себе так крепко, словно от этого зависела его жизнь.
Следующие несколько недель прошли в дымке боли и разбитых мечтаний. Магнус отменил все свои назначенные встречи и отказывался встречаться с друзьями, которые заходили его проведать. Время от времени он брал в руки свой мобильник и проверял наличие сообщений. Его палец то и дело зависал над кнопкой быстрого набора номера Алека. И все же, в последний момент что-то все время удерживало его, хотя в глубине души он знал, что если Алек позвонит ему или придет сам, у него не хватит сил снова его прогнать.
В квартире все оставалось неизменным с тех самых пор, как Алек ушел: Магнус упрямо отказывался менять хоть что-то, что напоминало ему о его потерянном ангеле, хотя и понимал, что, возможно, если бы он сделал это, ему было бы легче пережить потерю.
Где-то на пятой неделе его добровольного заточения зазвонил звонок, и Магнус нехотя встал с кровати, чтобы прогнать того, кто имел глупость побеспокоить его.
- МНЕ ПЛЕВАТЬ, НАСКОЛЬКО СРОЧНЫМ ВЫ СЧИТАЕТЕ СВОЕ ДЕЛО, УБИРАЙТЕСЬ! - прорычал он. Нежный голос, который ему ответил, заставил его на мгновение затаить дыхание.
- Магнус, впусти меня... пожалуйста.
Это была Тесса - наверное, единственный человек на свете (ну, кроме Алека), которого он никогда бы не отослал прочь. Вздохнув, он открыл ей и стал ждать у двери, пока она поднимется по лестнице на второй этаж, к его квартире. Тесса вошла, и тут же заключила Магнуса в крепкие объятия.
А Магнус просто стоял, плечи его поникли, и, наконец, он сдался и разрыдался в ее руках, а она продолжала обнимать его, поглаживая по спине, пока рыдания не стихли. Тесса отвела его в гостиную и, мягко толкнув вниз, усадила на диван, а потом отправилась на кухню и приготовила ему чашку крепкого, сладкого чая. Медленно, постепенно, но ей все же удалось заставить его поведать ей свою печальную и болезненную историю.
- Знаешь, как по мне, так это звучит так, словно ты все еще очень сильно его любишь, - сказала она, когда Магнус закончил. - Может быть, вам все-таки стоит попытаться поработать над вашими разногласиями вместе?
- Ему без меня лучше, - отрезал Магнус.
Вздохнув, Тесса решила на время оставить эту тему, а тем временем попытаться убедить Магнуса съесть что-нибудь, принять душ и переодеться. Когда он наконец-то снова стал похож на того Верховного Мага, которого она знала, Тесса начала рассказывать Магнусу о развитии ситуации с Себастьяном и о проблемах с демонами в Нью Йорке.
Ей бы очень хотелось, чтобы новости были получше, но вместе с тем, ее не покидала уверенность, что Верховному Магу Бруклина пора обратить внимание на окружающий его мир.
- Магнус, Сумеречным Охотникам Нью Йоркского Института приходится работать на износ, и если в ближайшее время они не получат помощи, я боюсь, Институту придет конец.
Лицо Магнуса побледнело, когда он услышал ее слова - неужели были жертвы? Был ли Алек цел? А потом он вспомнил, что у него больше не было права тревожиться, ведь он сам, своими же словами лишил себя этого права... «Я никогда больше не хочу тебя видеть»... И все же, он не мог позволить Институту пасть, а городу оказаться захваченным демонами, и пальцем не пошевелив, чтобы предотвратить это. Неважно, что его сердце разбито - это был призыв к действию, и он собирался на него ответить.
Следующие несколько дней Магнус потратил на то, чтобы вернуться в игру. Он связывался с другими жителями Нижнего Мира и строил с ними планы по защите города от угрозы демонов. Он говорил себе, что не оставит без защиты свой город, и именно это он имел в виду; но немалая часть его также надеялась, что его действия помогут и Алеку. Вместе они были или нет, но он не мог даже думать о мире, в котором больше не было бы его Александра.

Глава 4
Роберт Лайтвуд вернулся из Аликанте огорченным и озлобившимся человеком. Ему казалось, что все его амбиции и мечты рассыпались пеплом, когда ему не удалось получить место Инквизитора, и он считал, что его собственная семья, а точнее, Алек и Джейс были за это в ответе. Обычно он не утруждался надзором за тренировками, но сегодня решил сделать исключение. Он был большим и сильным мужчиной, только-только пережившим расцвет своих сил, и он хорошо знал, как можно загонять своих подопечных до седьмого пота. Так что он установил особенно убийственную скорость для этой группы, в которую входили Джейс, Алек и Изабель.
Алеку с самого начала тренировки приходилось напрягать все свои силы, чтобы не отставать, слишком уж он был измотан, и физически, и умственно, и эмоционально.
Его плачевные результаты заработали от отца немало язвительных комментариев, которые Алек отчаянно пытался не слушать. Но наконец, во время особенно сложного прыжка Алек оступился и тяжело упал на пол.
- Если это лучшее, на что ты способен, то я удивлен, как это твоего парабатая еще не убили из-за тебя! - зарычал Роберт.
Джейс, который спрыгнул вниз, чтобы помочь Алеку, собирался уже рявкнуть на него в ответ, но Алек остановил его.
- Не надо... оставь, Джейс, это не важно, - выдавил он, положив руку на плечо брата, чтобы сдержать его. Джейс скривился, но уступил желанию Алека, и они вернулись к тренировке. Но когда уже начало казаться, что остаток времени пройдет без происшествий, Алек снова оказался сбит с ног в спарринге. И это стало последней соломинкой.
Роберт промаршировал к Алеку, схватил его, толкнул к стене и стал выкрикивать оскорбления ему в лицо.
- Ты жалкий неудачник, позор имени Лайтвуд, и если в ближайшее время это радикально не изменится, то я лично прослежу, чтобы тебя лишили рун!
Прежде чем ошеломленные Джейс и Изабель успели хоть шевельнуться, Алек вырвался из отцовской хватки, выскочил из Тренировочного Зала и бросился бежать. Иззи опомнилась первой, и, обернувшись к Роберту, выкрикнула:
- Единственный позор здесь - это ты! - после чего была такова, собираясь попытаться найти Алека. Джейс мчался за ней по пятам. В главном коридоре Иззи вдруг затормозила и наклонилась, чтобы подобрать с пола маленький серебряный предмет, который оказался фамильным кольцом Лайтвудов, принадлежавшим Алеку.
Подняв взгляд на Джейса, Иззи произнесла тонким, испуганным голоском:
- Джейс, мы должны его найти.
Изабель всегда знала, что ее отец на самом деле не принял того, что Алек гей, как и его прежних отношений с Магнусом, но она все же надеялась, что это лишь вопрос времени; что на самом деле Роберт все же любит Алека, и что он со временем смирится с его выбором. А теперь она не знала, что и думать, и ей вообще начинало казаться, что ее вера в их крепкую семью была лишь глупой мечтой, а отец оказался чужаком, которого она даже толком не знала.
Быстро обыскав Институт, Джейс и Изабель, наконец, встретились в комнате Алека, его самого нигде не было, и они понимали, что им придется расширить круг поиска.
Пока Джейс пошел в оружейную комнату, чтобы прихватить с собой какое-нибудь оружие, Изабель осматривала комнату Алека, в надежде найти там хоть что-нибудь, что могло бы подсказать им, куда он мог пойти. Проходя мимо стола, она невольно зацепилась взглядом за письмо, которое ее брат писал, адресованное Магнусу.
Изабель знала, что ей надо бы уважать личное пространство брата, но удержаться не смогла, и все же прочла письмо. В нем Алек изливал душу и сердце, высказав все, что не смог или не успел сказать Магнусу во время их последней встречи. У Иззи просто сердце кровью обливалось, когда она читала эти слова – слова, которые, в конечном итоге, он так и не смог отправить. Она быстро сунула письмо в конверт и запечатала его, а потом положила к себе в карман, вместе с кольцом Алека.
Вскоре вернулся с оружием Джейс, и они вместе выскользнули из Института. И в тот момент Изабель поняла, что, по крайней мере, они трое все же были семьей, и что они с Джейсом не успокоятся и не будут отдыхать до тех пор, пока Алек не окажется снова рядом с ними и в безопасности.

Глава 5.
Алек бежал сломя голову, даже не зная толком куда, или как долго, но продолжал бежать, пока резь в боку и дрожь в ногах не заставили его остановиться. Делая глубокие тяжелые вдохи, он пытался утихомирить свое бешено колотящееся сердце, немного прийти в себя и осмотреться вокруг, чтобы составить хоть какое-то подобие плана действий.
Как же так получилось, что его жизнь настолько сильно вышла из-под контроля? Настолько, что в конце концов он оказался здесь, один, испуганный и охваченный болью? Сознательно в Центральный Парк он бы не пошел: из-за близости фейри тут было куда как небезопасно, - но, возможно, ему все же удастся отыскать тихий уголок, чтобы отдохнуть и собраться с мыслями? Увидев большое дерево всего в паре шагов от тропы, по которой он шел, Алек скользнул под его гостеприимные ветви, образующие что-то вроде убежища, и сел, прислонившись спиной к грубой коре древесного ствола. Он закрыл глаза, намереваясь просто немного передохнуть, но, измотанный эмоционально и физически, сам не заметил, как провалился в глубокий сон без сновидений.
Несколько часов спустя Алек проснулся, резко, словно от толчка. Воспоминания об ужасной тренировке нахлынули снова, и глаза защипало от непролитых слез, которые он отчаянно старался сдержать. Отцовские слова... "Ты – позор имени Лайтвуд" звучали у него в голове снова и снова. Он глубоко вздохнул и затряс головой - нет, нет, если он будет слушать их, то ему придется поверить, что он сам был чем-то неприемлемым, а то, что у них было с Магнусом - противоестественным. Алек никогда не поверил бы в это. Может, он и не мог изменить того, что думал обо всем этом его отец, но он никогда больше не станет скрывать того, кто он такой, или отрицать правду о своей любви к Магнусу.
Вой сирен где-то вдалеке вернул его к реальности - опускалась ночь, и вскоре демоны выйдут на охоту.
На Алеке все еще была его тренировочная форма, а из оружия при нем оставался только кинжал, заткнутый за голенище сапога, и он понимал, что ему просто необходимо вернуться в Институт. Что бы ни готовило ему будущее, в первую и самую главную очередь, он был Сумеречным Охотником, и у него было полно работы.
Алек неловко поднялся на ноги и потянулся, разминая затекшие мускулы. Хруст ветки где-то за его левым плечом заставил его обернуться на шум - как раз вовремя, чтобы увидеть демона-Пожирателя, готового броситься. Алек отскочил, оттолкнулся от дерева, и, используя энергию толчка, врезался в демона с достаточной силой, чтобы сбить его с ног. Перекатившись, он вскочил на ноги и задал стрекача, зная, что у него нет нужного оружия, чтобы сразится с демоном, а руны, которые он нанес еще утром, перед тренировкой, быстро истаивают.
Однако, когда Алек уже подумал, что у него получится убежать, воздух вокруг него забурлил и юношу окружил зловещий черный туман. Когда он поднялся выше его головы, из тумана, уплотняясь, сгустилось нечто вроде крупного черепа с горящими красными глазами, и пара длинных, сильных рук, заканчивавшихся бритвенно острыми когтями. Демон Шедим, Алек читал о таких в учебнике по демонологии, и знал, что даже будь он в полном боевом облачении и при оружии, шансы на выживание у него были просто мизерные. Демоны Шедим были довольно редкими, и здесь, в измерении смертных, могли превращаться из черного тумана, который Алек увидел сначала, в нечто более плотное и обратно в мгновение ока. Шедимы были быстрыми, сильными и смертоносными; их длинные острые когти были покрыты медленнодействующим ядом, который сперва парализовал жертву, а потом останавливал сердце. Однако раны от когтей при надлежащем лечении еще можно было исцелить; а вот укус их игольчатых клыков - это было совсем другое дело. Яд, содержащийся в них, неизбежно вызывал безумие и смерть, без вариантов.
Быстрее, чем Алек считал возможным, демон схватил его поперек туловища и поднял в воздух футов на десять, собираясь произвести смертельный укус. Однако Алек не собирался сдаваться без боя, и, выхватив из сапога кинжал, вонзил его в запястье демона. Визжа, демон отпустил парня, тот упал на землю, живо перекатился и тут же вскочил на ноги, но прежде чем он успел сделать еще хоть одно движение, когти демона располосовали его левую руку и плечо. Алек охнул, когда его прошила резкая боль.
Так неужели все вот так и закончится - он погибнет здесь, ни разу не увидев Магнуса с того отвратительного дня в тоннеле метро, и никогда уже не сможет еще раз сказать ему, как ему жаль, и как сильно он все еще любит его?

Глава 6.
Дело было уже к вечеру, когда Джейс и Изабель подошли к зданию, где располагалась квартира Магнуса. Они везде искали Алека, но безуспешно. Джейс бросил взгляд на сестру и увидел, как Иззи сделала долгий глубокий вздох, чтобы успокоиться. Ни один из них не хотел быть здесь. И пока они стояли в тени, наблюдая, они видели непрерывный поток жителей Нижнего Мира, входящих и выходящих их здания.
- Интересно, к чему все это? - мягко сказал Джейс.
- Рановато для вечеринки, не находишь? - с сарказмом ответила Изабель. Издав резкий смешок, подхвативший ее тон, Джейс пробормотал:
- Ладно, пошли, покончим с этим.
Проскользнув в дверь, как раз когда из нее выходил какой-то оборотень, скорее всего, из стаи Люка, Иззи и Джейс поднялись по шаткой лестнице к квартире Магнуса. Иззи обнаружила, что вспоминает о тех временах, когда бывала здесь раньше. Алек тогда был счастлив, впервые получив свободу быть самим собой, и так сильно влюбленный в Магнуса. Изабель всегда верила, что сердца были хрупкими, и их не стоило с легкостью дарить кому-либо. А теперь она могла лишь жалеть, что ее брат не был со своим осторожнее.
Джейс первым добрался до двери и постучал тремя короткими ударами. Дверь открылась, и Изабель, наконец, смогла бросить первый взгляд на Магнуса поверх плеча Джейса. Маг выглядел теперь иначе, отказавшись от одежды ярких расцветок и от блесток. На нем были черная футболка и джинсы, волосы были распущены и мягко обрамляли лицо блестящими черными прядями.
Он выглядел усталым, под золотисто - зелеными глазами залегли темные круги. Всего на какую-то долю секунды - пока он еще не осознал, кто они такие - Иззи показалось, что она увидела на его лице то самое выражение разбитого сердца, которое так часто замечала на лице Алека в последние несколько недель, но оно тут же сменилось равнодушной, ничего не выражающей маской.
- Вы что, не уловили смысл моего сообщения? - резко бросил Магнус. - Между мной и Алеком все конечно, и я больше не делаю одолжений Сумеречным Охотникам. Если вам нужны мои услуги, позвоните и запишитесь на прием, как все, и не забудьте прихватить с собой чековую книжку.
Джейс шагнул вперед, слегка наступая на Магнуса. Изабель тут же потянулась вперед и положила руку Джейсу на плечо, безмолвно напомнив ему, что им нужна помощь Магнуса, неважно, насколько они на него злы. А потом обратилась прямо к магу.
- Дело очень срочное, нам необходимо кое-кого отыскать, и мы заплатим, сколько скажешь.
Магнус не думал, что когда-нибудь слышал, чтобы Изабель говорила точь-в-точь как ее мать, Мариза; тем же самым холодным, деловым тоном. Зачем они заявились, если им нужно простое следящее заклинание - разве в городе не было полным-полно других магов, прекрасно подходящих для этой работы, к которым они могли бы обратиться?
Наверное, сейчас ему будет лучше просто сделать то, о чем они просят, и выставить их из квартиры побыстрее, чтобы остаться наедине со своей болью. Вообще-то, он планировал сегодня закончить немало дел - но теперь, когда на него вновь нахлынули воспоминания об Алеке, он понимал, что это будет невозможно. Испустив тяжелый вздох, Магнус посторонился и позволил двум нефилимам войти.
- Кого именно вы ищете, и принесли ли вы мне что-нибудь, принадлежавшее этому человеку, чтобы сфокусировать заклинание? - требовательно спросил он, теперь весь - воплощенная деловитость.
Изабель шагнула вперед и, вытащив руку из кармана, уронила серебряное кольцо в поставленную ладонь Магнуса.
- Алек, - только и сказала она.
Воздействие ее слов на Магнуса оказалось немедленным и, как ни странно, физическим. Его лицо смертельно побледнело, и ему пришлось схватиться за спинку стула, чтобы не упасть, когда у него подкосились колени. Джейс шагнул к нему и помог Магнусу дойти до ближайшего кресла и сесть.
- Ты все еще любишь его! - воскликнула Иззи.
- Ну конечно, люблю! - рявкнул Магнус. - А теперь расскажите мне, что случилось, почему Алек пропал?
Изабель, не теряя времени, рассказала Магнусу о последних неделях; о том, в каком состоянии был Алек, о его одиночных ночных охотах, и наконец, об ужасном инциденте с их отцом в Тренировочном Зале. Лицо Магнуса, когда она закончила, было маской боли и тревоги.
- Почему, если ты все еще явно любишь его, почему ты разбил моему брату сердце? - требовательно спросила Иззи, не в силах удержаться.
- Потому что он не доверял мне! - почти выкрикнул Магнус, пытаясь закончить разговор, которого и так очень не хотел.
- А ты дал ему хоть одну причину доверять тебе, Магнус? Ты открыл ему хоть что-то о себе и своем прошлом? - тихо спросил Джейс. - Алек ради тебя поставил на кон всю свою жизнь: его могли изгнать из Конклава из-за его признания в том, что он гей и состоит в отношениях с магом. Не думаю, что беда на самом деле в том, что Алек тебе не доверял. Думаю, ты просто не хотел раскрывать свои секреты, потому и порвал с Алеком, потому что ты боишься сам доверять кому-либо.
В сознании Магнуса все закружилась, когда он попытался отрицать слова Джейса и толком не смог этого сделать. Секреты, его прошлое, самозащита и вина - все этого смешалось вместе в потоке эмоций, грозящих захлестнуть его. Лишь с огромным усилием Магнус смог отогнать свои полные боли мысли прочь, чтобы сосредоточиться на кольце в своей руке и прошептать слова следящего заклинания. Всего минуту спустя он сообщил Джейсу и Иззи точное местонахождение Алека в Центральном Парке. Без лишних слов Джейс развернулся на каблуках и покинул его квартиру. Иззи мгновение помедлила, глядя на искаженное болью лицо Магнуса.
- Это принадлежит тебе, - мягко сказала она, вытаскивая письмо Алека из кармана, потом положила его на столик рядом со стулом Магнуса, и поспешила прочь из квартиры следом за Джейсом.

Глава 7.
Когда дверь квартиры со щелчком закрылась, Магнус окончательно проиграл битву за контроль над своими эмоциями. Воспоминания о том времени, что он провел с Алеком, вспыхнули в его памяти - и это была пытка, потому что они подтверждали правоту слов Джейса. Магнус никогда никого так не любил, как Алека, и его потеря была как незаживающая рана, которую даже время, казалось, не могло исцелить. Слезы струились по его лицу, когда он положил голову на стол и наконец, поддался боли своего разбитого сердца.
Магнус не знал, сколько времени провел так, но, когда он снова поднял взгляд, в квартире было темно; единственный свет исходил от маленькой лампы на столике, остальная часть комнаты была погружена в полумрак и неясные тени.
Подняв пульсирующую от боли голову, он увидел письмо, которое оставила ему Изабель. Взяв его в руки, Магнус распечатал конверт и прочел...

Дорогой Магнус,

Я знаю, что ты никогда больше не хочешь ничего слышать обо мне, и, за исключением этого письма, я обещаю, что постараюсь уважать твое желание. Мне просто необходимо было сказать тебе еще раз, как отчаянно я сожалею обо всем, хотя я и понимаю, насколько эти слова ничтожны. Я ходил к Камилле совсем не потому, что все еще обдумывал ее предложение; я ходил, потому что она охотно рассказывала мне о тебе.
Ты говорил, что я не тривиален, но мы оба знаем, что это неправда. Как я мог хоть когда-нибудь быть каким-то другим? Ты никогда не хотел разделить со мной хоть какую-то информацию о тебе, а я так боялся тебя потерять, что сделал единственную вещь, которая мне именно это и гарантировала.
Теперь я понимаю, как глупо это все было. Для нас с тобой никогда не было никакой надежды. Ты заслуживаешь намного больше, чем я когда-либо мог бы стать. Пожалуйста, знай, что я всегда буду любить тебя и ценить то время, что мы провели вместе, как самое бесценное сокровище.
Ты навсегда изменил меня, и если когда-нибудь случится такое, что тебе понадобится помощь Сумеречного Охотника - прошу, пусть это буду я.

Твой,
Александр.


Когда он закончил, ему показалось, что он даже услышал щелчок, с которым все встало на свои места. Его собственные слова издевательски звучали у него в ушах:"Если ты хотел что-то знать о моем прошлом, Александр, все что тебе нужно было сделать, это спросить меня"; но это не было на самом деле правдой - ведь каждый раз, когда Алек спрашивал, Магнус менял тему, или отшучивался, лишь бы избежать разговора. Держать свои мысли и воспоминания при себе было своего рода защитой Магнуса от разбитого сердца и потерь.
Он делал так многие годы и для него это стало уже второй натурой; но никто никогда не любил Магнуса так как Алек, предпочитая рискнуть всем, что было ему дорого, лишь бы не рисковать потерять его. И чем же Магнус отплатил ему? Он держал юношу на расстоянии вытянутой руки, не подпуская ближе, оставил его в одиночку разбираться и с проблемой бессмертия, и с его секретами.
Да даже если бы Магнус сам открыл портал на ту заброшенную станцию метро, он и тогда бы не смог сделать Алека более уязвимым перед Камиллой и ее манипуляциями.
Как он мог быть таким глупцом? Как он мог верить в то, что его секреты важнее, чем любовь всей его жизни? Магнус знал, что должен все исправить, поговорить с Александром, сказать ему, как ему жаль, как сильно он его любит, умолять его о прощении.
Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, Магнус заставил себя выбраться из кресла и направился к двери. Неожиданно звон его сотового телефона остановил его, он посмотрел на экран и увидел мигающее на нем имя Изабель.
- Бейн, - коротко сказал он в трубку.
- Магнус, пожалуйста, - голос Изабель звучал торопливо, почти отчаянно. - Мы едва успели в парк вовремя, Алека ранил демон Шедим, и если мы не дадим ему противоядие...
- Я уже иду! - оборвал ее Магнус, кидаясь в свой рабочий кабинет, чтобы взять нужное зелье и открыть портал в парк.

Глава 8.
В Центральном Парке царил настоящий хаос. Джейсу и Иззи пришлось вызвать подкрепление, когда появились еще демоны, которых привлекли звуки битвы, как акул привлекает кровь в воде. Магнус отчаянно оглядывал местность, пытаясь отыскать Алека в этой неразберихе. Насколько раз ему и самому приходилось защищаться от демонов, встающих ему поперек дороги. Наконец, однако, маг все же сумел разглядеть неподвижное тело Алека, и сломя голову кинулся к павшему Охотнику, уворачиваясь от случайных ударов.
Добравшись до Алека, Магнус упал на колени, лишь самую малость успокоенный тем, как медленно поднималась и опадала грудь юноши, когда он боролся за каждый вздох. Алек был в сознании лишь отчасти, его глаза время от времени открывались, но он, казалось, не осознавал ни того, что происходит вокруг, ни даже того, что Магнус рядом. Слегка приподняв Алеку голову, Магнус влил ему в рот противоядие от яда Шедим, и осторожно помог ему проглотить, чтобы юноша не захлебнулся. Затем Магнус нежно опустил голову Алека обратно на землю и стал осматривать Сумеречного Охотника на предмет других ран.
Раньше сегодня днем, в его квартире, Изабель рассказывала ему, что Алек не очень-то справлялся с их разрывом, и теперь, глядя на парня, он и сам это видел. Алек выглядел истощенным, темные тени под его глазами больше походили на синяки. Он и раньше выглядел слегка хрупким, что несколько противоречило его силе Сумеречного Охотника, но теперь Магнус определенно мог сказать, что юноша сильно потерял в весе, что только усилило этот его хрупкий вид.
Невзирая на битву, разгоревшуюся вокруг них, Магнус обнаружил, что теряется мыслями в своих воспоминаниях об Александре. Он помнил смущенную улыбку юноши, его непокорные темные волосы и мягкий смех, которого Магнусу всегда было мало, сколько бы он его ни слушал. Но больше всего он вспоминал эти прекрасные голубые глаза, отражение самой души Алека. Неважно, как тот старался держать лицо - Магнус всегда мог сказать, что Алек чувствовал, благодаря тому как менялись его удивительные глаза. Магнус видел, как они становились темного, штормового серого цвета, когда Алек был зол или расстроен, или светлого, искрящегося голубого, когда он бывал счастлив и доволен, или же глубокого, ярко-синего цвета, когда его охватывали любовь и страсть.
Именно этот глубокий ярко-голубой цвет Магнус и видел чаще всего, когда Алек смотрел на него. И в тот момент Магнус понял, что единственное, что на самом деле для него имело сейчас значение - это вернуть Алека. Он хотел обнять Алека, прижать к себе покрепче и стереть всю боль последних пяти недель.
Он знал, что ему будет нелегко открыться Алеку, но также знал и то, что это ничто, по сравнению с болью, которую причиняла ему одна мысль о жизни без него.
Неожиданное движение рядом вернуло Магнуса к действительности. Реальный Алек зашевелился, приподнимаясь и пытаясь сесть. Магнус поднял взгляд, посмотрел прямо ему в глаза и застыл. Ненависть и злость в холодных голубых глазах нефилима парализовали его, и маг даже не шевельнулся, чтобы уклониться от удара, которым Сумеречный Охотник грубо отшвырнул его в сторону. Голова Магнуса сильно ударилась о землю, когда он упал. Физическая боль, охватившая его, казалось лишь отражением ужасной душевной боли, которую он ощущал, пока милосердная тьма не охватила его и больше он не чувствовал уже ничего.

Глава 9.
Магнус зарычал от боли, лишь от того, что слегка повернул голову; ничего хорошего в этом не было, все его тело болело, и малейшего движения головой был достаточно, чтобы вызвать приступ тошноты. Он знал, что узкая, жесткая кровать, на которой он лежал, означала, что он не дома. Он что, был где-то на вечеринке и так увлекся, что свалился прямо где попало? Он медленно открыл глаза и огляделся - сначала это было трудновато, потому что комната, казалось, кружилась вокруг него, но постепенно ему все же удалось сосредоточиться. Он находился в маленькой комнате, с белыми стенами и темным деревянным полом. Она была чистой и походила на монашескую келью своей грубой простотой и отсутствием мелочей, создающих комфорт.
А еще она была до боли знакомой - это была комната Алека в Институте; и как только он это понял, воспоминания о том, что случилось, нахлынули на него.
С губ Магнуса снова сорвалось короткое рычание, и следующее он увидел, была Иззи, склонившаяся над ним, в ее темных глазах было выражение тревоги.
- Магнус, ты очнулся! - воскликнула она, потянувшись, чтобы мягко отвести прядь волос с его лба. Для обычно суровой, сильной Изабель это был на удивление нежный жест. На Магнуса, однако, это оказало эффект спички, поднесенной к вязанке сухого хвороста. Его гнев полыхнул ярким пламенем, заставив забыть и о боли в голове, и о ноющем теле. Он резко сел, игнорируя волну головокружения, захлестнувшую его в результате.
- Как вы посмели притащить меня сюда! - прорычал он, заставив Иззи невольно сделать шаг назад. - Как будто мало было обманом заставить меня поверить, что Алеку я все еще небезразличен, но нет, вам понадобилось еще и притащить меня в его комнату! Какого черта, в какую игру вы играете? - голубые искры посыпались с кончиков пальцев Магнуса, и он поспешно усилием воли постарался взять свой нрав под контроль.
Изабель придвинулась к его кровати снова, и, схватив Магнуса за плечи, толкнула его обратно на подушки.
- Я привезла тебя сюда, потому что ты был ранен, и я знала, что Алек хотел бы, чтобы я как следует о тебе позаботилась, - начала она решительным тоном. - Ты сделал все что мог, чтобы спасти моего брата, и я буду вечно благодарна тебе за это… - Голос Иззи слегка дрогнул на последних словах.
Гнев покинул Магнуса, оставив ему лишь боль и смятение.
- Твой брат ненавидит меня, Изабель. Иначе я бы тут не лежал с убийственной головной болью.
Магнус увидел, как брови Изабель взметнулись вверх.
- Магнус, нет! - воскликнула она, присаживаясь на край кровати и мягко взяв его за руку. - Алек не хотел сделать тебе больно, к тебе сзади подбирался демон-Пожиратель! Если бы он не оттолкнул тебя с дороги, тебя бы убили!
У мага ушло несколько мгновений, чтобы полностью осознать ее слова, и еще несколько, чтобы понять, что если его убрали с дороги, на пути демона-Пожирателя остался только почти беззащитный Алек. Оттолкнув Иззи от себя слегка, Магнус спросил, задыхаясь от ужаса:
- Изабель, а что с Алеком, с ним все хорошо?
Ответа ждать пришлось, казалось, целую вечность, и Магнус чувствовал себя так, словно не мог дышать.
- Нет, Магнус, с ним все очень плохо! Безмолвные Братья сейчас с ним, но он не реагирует на их действия, и они говорят, надежды мало.
- Помоги мне встать! - крикнул Магнус. - Я должен увидеть его, немедленно!
С помощью Иззи, Магнус кое-как поднялся на ноги. Потребовалось несколько минут, чтобы головокружение отступило, и с ее помощью он смог, хоть и медленно, но все же добраться до двери комнаты Алека, потом вниз по коридору, а там и до Лазарета; каждый шаг приближал его к Алеку, и это придавало ему сил. Он лишь молиться мог, чтобы не было уже поздно.

Глава 10.
Лечебница была длинной, холодной белой комнатой, с жесткими узкими кроватями, выстроившимися в два ряда вдоль стен. Насколько кроватей были заняты Сумеречными Охотниками, пострадавшими в битве в Центральном Парке. Магнус быстро оглядел Лечебницу, разыскивая Алека, и увидел высокого Безмолвного Брата с мрачным лицом, склонившегося над последней в ряду кроватью в углу помещения.
Быстро кивнув Безмолвному Брату, Магнус подошел и встал с другой стороны кровати Алека. Лицо юноши было мертвенно-бледным, а дыхание затрудненным и неглубоким. Иззи задернула вокруг кровати занавески, и выпроводила всех вон, чтобы обеспечить Магнусу необходимое для работы уединение. Маг нежно убрал волосы от лица Алека и запечатлел нежный поцелуй на его влажном от пота лбу, чувствуя, как юноша чуть пошевелился, ощутив этот контакт. Зная, что Безмолвные Братья уже нейтрализовали демонический яд, Магнус взял Алека за руку, скользнув по их Руне Союза большим пальцем, и позволил своей силе хлынуть в тело Сумеречного Охотника. И когда целиительная энергия засияла между ними, Магнус начал тихо говорить с лежащим без сознания юношей.
- Пожалуйста, Алек, не покидай меня! Я знаю, что ты не пытался укоротить мою жизнь, и меня стоит винить за всю эту неразбериху так же, как и тебя, а может и больше. Если бы я с самого начала был с тобой откровеннее, ничего бы этого не случилось... Я столько лет хранил свои секреты, что даже не знаю толком, как открыть их кому-либо; но я точно знаю, что не хочу потерять тебя, я не хочу даже думать о мире без тебя!
- М-Магнус? - послышался тихий, едва слышный шепот. - Слава Богу, ты в порядке…
Магнус поднял взгляд и увидел, что лазурно-голубые глаза медленно распахнулись и Алек пытается сесть.
- Эй, мой хороший, полегче, тебе нужен отдых, - сказал Магнус, нежно толкая юношу назад на подушки, и поцеловал его в щеку.
- Мне так жаль... - начал Алек.
- Чшшш,- тихо сказал Магнус. - У нас еще будет полным-полно времени, чтобы поговорить, но позже, когда тебе станет лучше, а пока, я просто хочу, чтоб ты знал, что я люблю тебя и никогда больше не оставлю.
Глаза Алека засияли, а губы при словах мага тронула слабая улыбка.
- Я так, так сильно тебя люблю. Пожалуйста, прошу, забери меня домой?
От слов Алека у Магнуса перехватило дыхание. Несмотря на все что произошло между ними, то, что Алек по-прежнему считал его квартиру домом, глубоко его тронуло.
- Просто закрой глазки и отдохни, пока я все устрою, - мягко сказал он, легонько поцеловав Алека в лоб. Когда ровное дыхание юноши сказало Магнусу, что тот снова уснул, он тихо встал и пошел искать Джейса или Изабель. Далеко ходить не пришлось, Изабель сидела в коридоре за дверью, с нетерпением ожидая хоть слова о состоянии ее брата. Едва заметив Магнуса, она вопросительно на него посмотрела.
- С ним все будет хорошо, - тихо сказал Магнус.
- Слава Богу! - был ответ Изабель, идущий от самого сердца. - Спасибо тебе, Магнус, за все, что ты сделал...
- Нет! - сказал Магнус, перебив девушку. - Если бы вы с Джейсом не вытащили меня из моей собственной глупости, я мог потерять любовь всей своей жизни. Это я вам должен, вам обоим!
- Это означает, что вы с Алеком снова вместе? - взвизгнула Изабель. Восторг всегда заставлял ее голос повышаться на несколько тонов и делал его громче.
Магнус слегка поморщился, у него все еще болела голова, но широкая улыбка на его лице и так сказала Иззи все, что она хотела знать. Она вскочила с места и обхватила Магнуса руками в крепком объятии.
Магнус быстро объяснил Изабель что, хоть он и спит сейчас, но Алек успел уже выразить желание вернуться домой, в его квартиру. От него не укрылось выражение облегчения, промелькнувшее на лице Иззи, и он уже собирался спросить ее об этом, когда движение в дальнем конце коридора привлекло его внимание. Направляясь к ним, с искаженным от гнева лицом, шагал Роберт Лайтвуд.
- Какого черта ты здесь делаешь? - взревел Роберт, пронзая мага взглядом и зловеще надвигаясь на него.
Низкий рык зародился где-то в самом горле у Магнуса, а его глаза опасно сузились, когда он посмотрел на разъяренного Сумеречного Охотника.
- Алек бы умер, если б Магнус не был бы здесь и не исцелил его вовремя! - воскликнула Изабель, резко выделяя каждое слово.
- Да уж лучше бы он умер, чем продолжал нести этому Институту позор! - сквозь стиснутые зубы прошипел Роберт. Казалось, из него тошнотворными волнами расходится кругами злость.
Глаза Изабель загорелись гневом и злостью, когда она шагнула между двумя мужчинами, не обращая внимания ни на стиснутые кулаки ее отца, ни на электрические голубые искры, опасно танцующие на кончиках пальцев Магнуса.
- Алек никогда не позорил этот Институт! - произнесла она холодным и убийственно спокойным голосом.
Рука Роберта Лайтвуда взметнулась, словно для того чтобы ударить дочь, но прежде чем успело случиться хоть что-то еще, его окликнул сильный женский голос с командирскими нотками.
- Роберт, Конклав собрался в Зале Собраний. Им там требуется твое присутствие, а здесь я сама разберусь! - Мариза Лайтвуд, в сопровождении нескольких Сумеречных Охотников, приближалась к тем, кто собрался возле Лечебницы. Не сказав больше ни слова, Роберт развернулся на каблуках и зашагал к Залу Собраний.
Мариза молча смотрела вслед Роберту, пока он не исчез за поворотом коридора, с бесстрастным, нечитаемым выражением лица, а затем повернулась к Магнусу.
- Я прошу прощения, - сказала она. - С тех пор, как вернулся из Идриса, он сам не свой, хотя это, конечно, не извиняет того, что произошло здесь. - Ее голос, когда она говорила это, звучал сухо и формально, но смягчился, когда она добавила: - Ты спас жизнь моего сына, и я никогда не смогу до конца выразить тебе свою благодарность за это.
Именно тогда, Изабель, которая до сих пор хранила молчание, заговорила:
- Магнус вышел, чтобы попросить нас организовать перевозку Алека домой, в его квартиру.
Мариза если и удивилась, то виду не подала, и посмотрела на Иззи.
- Пожалуйста, иди организуй, чтобы их отвезли на машине Института, а потом сходи, собери брату с собой какие-нибудь нужные вещи.
Изабель неохотно ушла, а Мариза снова повернулась к Магнусу, и сказала:
- Мой сын любит тебя всем сердцем, и эти последние недели дались ему нелегко. Александр не влюбляется с легкостью, и если уж он полюбил, то это навсегда, без вопросов и ограничений. Не думаю, чтобы у меня когда-нибудь было столько смелости, чтобы любить так безоглядно, как он. Как бы мне ни было больно признавать это, до недавних пор я не понимала, насколько ты для него важен. И мне жаль, что так получилось - может, если бы я поддерживала его чуть больше... - Она замолчала, и с усилием взяла себя в руки. Магнус не думал, что когда-либо видел сильную, стойкую Маризу Лайтвуд столь уязвимой.
- Я люблю Алека больше самой жизни, и я безмерно благодарен судьбе за шанс все исправить и наладить наши отношения, - тихо заговорил Магнус, но в его словах чувствовались уверенность и сила, подкрепленные их истиной.
- Тогда позволь мне сейчас сделать то, что я должна была сделать давным-давно, - сказала Мариза, и ее голос слегка дрогнул от эмоций, когда она быстро и крепко обняла его. - Заботьтесь друг о друге как следует, вам двоим есть, за что бороться. - А потом она отвернулась и вошла в Лечебницу, чтобы повидать сына.

Глава 11.
Алек медленно возвращался в сознание, словно пловец, стремящийся к поверхности после особенно глубокого нырка. Он чувствовал тепло, защиту и безопасность - это было нечто такое, чего он не ощущал уже очень и очень давно, и юноша невольно подумал, что он, должно быть, все еще спит. Однако в воздухе вокруг него ощущался знакомый пряный запах, напомнивший ему о Магнусе и его магии - и сердце нефилима пропустило удар: если это всего лишь сон, то он совсем не хотел просыпаться.
- Доброе утро, солнышко, - прошептал Магнус, когда голубые глаза Алека, наконец, приоткрылись. - Как ты себя чувствуешь?
- О Боже, Магнус, ты и правда здесь! Я так испугался, что это был только сон, - выдохнул Алек, и Магнус крепче сомкнул объятия вокруг дрожащего тела юноши.
- Тише, любовь моя, я был глупцом, когда отказался от тебя раньше - но я обещаю, такое больше не повторится, - нежно прошептал Магнус Алеку на ухо. В ответ юноша только крепче прижался к нему и уткнулся носом в изгиб его шеи. Магнус стал перебирать пальцами его мягкие темные волосы, зная, что это поможет молодому человеку расслабиться.
Когда Алек снова уснул, Магнус поневоле стал задаваться вопросом, как он мог быть так слеп? Его сосредоточенность на настоящем и желание хранить свои секреты развивались годами, чтобы он мог защититься с их помощью от боли и потерь, которые неизбежно несло с собой бессмертие. И маг даже не задумывался, как этот его способ защиты повлияет на Алека, не понимал, что его скрытность будет расцениваться как попытка отгородиться от партнера и заставит нефилима ощутить себя тривиальным и незначительным.
Магнус понимал, что ему будет нелегко искоренить столь глубоко укоренившиеся привычки, но Алек был для него всем, и маг знал, что должен попытаться.

Когда Алек проснулся в следующий раз, он услышал тихий звон посуды, когда Магнус принес ему поесть и помог сесть, опираясь на спинку кровати.
- Тебе нужно есть, чтобы вернуть свои силы, - настойчиво сказал он, когда Алек собрался было протестовать.
- Почему ты так добр ко мне? Я все испортил, Магнус, хотя видит Бог, я этого не хотел. - Очевидное расстройство на лице Алека заставило сердце Магнуса сжаться в груди, и хотя он надеялся дать юноше больше времени, чтобы отдохнуть и поправиться, прежде чем они смогут обсудить свои недавние проблемы, он понимал, что тянуть с этим и дальше нельзя.
- Алек, когда я сказал, что не хочу больше тебя видеть, я был зол на тебя, и верил, во-первых, что ты пытался укоротить мою жизнь, а во-вторых, что ты никогда на самом деле не доверял мне. И я даже не осознавал, что сам виноват в твоем недоверии, хотя ты и пытался мне об этом сказать, и нередко. Если бы только я был с тобой откровеннее, ты бы никогда не обратился к Камилле, и ничего бы этого не случилось. А теперь, никаких больше разговоров, пока ты не поешь и не отдохнешь.
Когда Алек поел, Магнус щелчком пальцев отправил поднос обратно на кухню и забрался на кровать, снова заключая юношу в свои объятия. Алек прильнул к нему, наслаждаясь теплом и прикосновениями, которых ему так не хватало. Так они и провели, должно быть, несколько часов - то нежно целуясь и ласкаясь, то забываясь легким сном.

Глава 12.
Магнус и Алек провели следующие несколько дней, уединившись в квартире мага, пока Алек выздоравливал от своих ран, и оба они наслаждались своим воссоединением. Алек был очень благодарен своей семье за то, что они уважали их личное пространство и ограничились лишь тем, что время от времени присылали смс, чтобы справиться о его самочувствии. Окружающий мир и так довольно скоро снова позовет их к себе, а пока он хотел провести это время, сосредоточившись на Магнусе и их отношениях. Как бы это ни было тяжело, он понимал, что обсудить их трудности и причины разрыва им просто необходимо, и что это только укрепит их пару.
Алек наблюдал за Магнусом, вошедшим в гостиную с двумя чашками кофе. Одна была шоколадным мокка латте «сахарная бомба», а вторая - черным кофе с самой чуточкой сахара, именно так, как любил он сам. Поставив исходящие ароматным паром чашки на кофейный столик, Магнус уселся на диван рядом с Алеком и тут же заключил его в свои объятия, нежно целуя в висок.
- Нам нужно поговорить, любимый, - шепнул он, нежно перебирая волосы у Алека на затылке. - Я знаю, я никогда не горел желанием обсуждать мое прошлое. И для меня нелегко это сделать, и не в последнюю очередь потому, что я боюсь, что это может изменить то, как ты ко мне относишься...
- Магнус, нет! - перебил его Алек. - Ничто и никогда не изменит того, что я к тебе...
- Тише, солнышко, позволь мне высказаться, пока я не потерял всю свою решимость. Конечно, ты и так знаешь, что раз я маг, то моя мать человек, а отец - демон, однако он не просто демон, а Князь Преисподней. Мой отец - это...
- Люцифер, - тихо сказал Алек, заканчивая фразу за Магнусом. - Я знаю, и меня это не волнует. Ты не в ответе за то, как был зачат. Я люблю тебя, а не твоих родителей.
Магнус выглядел потрясенным до глубины души.
- К-как давно ты знаешь? - запинаясь, спросил он.
- С тех пор как ты вызывал Азазеля, чтобы помочь разделить Джейса и Себастьяна. Демон тогда все время беспокоился, как бы не оскорбить твоего отца, а ты говорил нам, что Азазель второй только после Люцифера.
- Но... Но, sayang, почему ты мне ничего не сказал об этом? - сглотнув, спросил Магнус, все еще потрясенный.
Алеку мгновение помедлил с ответом, у него слегка перехватило дыхание: он обожал, когда Магнус называл его «дорогой» на своем родном Индонезийском языке. Слегка встряхнув головой, словно это помогло заново сосредоточиться на заданном вопросе, Алек, наконец, ответил:
- Я хотел, чтобы ты сам рассказал мне - не потому что я догадался, а потому что я был достоин твоего доверия.
Магнус только покачал головой. Никогда за всю свою долгую жизнь он не встречал никого, кто любил бы его так, как этот молодой Сумеречный Охотник - так безоговорочно, безусловно, всем сердцем и всей душой. Глядя в эти удивительные голубые глаза, Магнус только теперь понимал, как глупо он поступил, уходя от этой любви. Алек рисковал ради него всем: своей семьей, своими рунами, своим будущим, - а Магнус предпочел уйти, лишь бы не делиться своими секретами. Ему стало стыдно.
- Алек, я не уверен, что заслуживаю твоей любви, но я точно знаю, что сделаю все, что в моих силах, чтобы удержать ее.
- Магнус, я всегда буду любить тебя, и я знаю, что я тоже я тоже виноват в том, что случилось. Ты ведь предостерегал меня насчет Камиллы. Прошу, просто скажи, что мы все можем исправить, что у нас еще есть второй шанс быть вместе.
- Aku cinta kamu, - Магнус прошептал эти слова точно молитву. - И это меняет все. Александр Гидеон Лайтвуд, я больше никогда тебя не отпущу. - С этими словами Магнус притянул Алека к себе в страстном объятии, и ни один из них не желал хоть когда-нибудь разорвать его.

КОНЕЦ

запись создана: 23.01.2014 в 04:59

@темы: фанфик, слэш, перевод, малек, демоны, Роберт Лайтвуд, Орудия Смерти, Мариза Лайтвуд, Магнус Бейн, Изабель Лайтвуд, Джейс Вэйланд, Алек Лайтвуд

Комментарии
2014-02-01 в 01:06 

~Jack Sparrow~
Действительно пугающая вещь — это человеческое сердце (с)
мяу :heart:

2014-02-01 в 05:16 

Тень_
где-то появилось солнце, значит, где-то появилась Тень...
LaynaSantana, я с традиционным:shy2: своим вопросом - сколько глав планируется и долго ли ждать до окончания выкладки?:shuffle2: Хожу тут кругами, хожу)) В цитатник уже внесла, но прочесть хочется сразу и целиком:shy:

2014-02-01 в 14:07 

LaynaSantana
Тень_,
Всего глав 12, и как водится, все уже переведены. Буду выкладывать по мере редактирования - извините, если особо быстро не получится, слегка запарилась на работе.
А вообще, этот фик - это всего лишь первая часть из... ну, пока что тетралогии, три фика (включая этот), автор уже закончил, а четвертый только пишется. Я, соответственно, выпросила у автора разрешение перевести их все, и сейчас тружусь над этим. :)

2014-02-01 в 19:15 

Тень_
где-то появилось солнце, значит, где-то появилась Тень...
LaynaSantana, ой, какая вы молодец!!:white: Вы тогда переводите, а я кругами поброжу, подожду последнюю главу)) Спасибо за ваши труды:white:

2014-02-03 в 05:03 

alter-sweet-ego
это больно и значит прекрасно (с)
О, я тоже хотела спросить, сколько всего будет глав, а то тоже хожу вокруг да около :lol:
Ждём окончания выкладки и перевода остальных фиков, конечно :vict:

Спасибо огромное за труд :heart:

2014-02-04 в 00:35 

LaynaSantana
Тень_, alter-sweet-ego,
Спасибо за добрые пожелания!:)
Выложила окончание, так что можете приступать к прочтению фика целиком. :nechto:

2014-02-04 в 01:20 

Тень_
где-то появилось солнце, значит, где-то появилась Тень...
LaynaSantana, спасибо!!!! Убёгла читать:white::red:

2014-02-05 в 09:32 

alter-sweet-ego
это больно и значит прекрасно (с)
Мне не очень понравилось, что Магнус и Алек в тексте постоянно плакали, и вели себя "как девчонки", а не как в книге, но вот тут я разнылась:

- Aku cinta kamu, - Магнус прошептал эти слова точно молитву. - И это меняет все.

И за это - спасибо :heart::heart::heart:

2014-02-11 в 00:12 

LaynaSantana
Тень_, приятного прочтения! (хотя я и поздновато отозвалась...)

alter-sweet-ego, Рада, что хотя бы конец вызвал положительные эмоции, спасибо за отзыв!
Мне, если честно, поведение персонажей, (особенно Алека) тут тоже не особенно нравится, да и сам фик, конечно, слабоват, по сравнению даже с теми же "Крохотными вещами". Но это первая часть цикла, а остальные фики там намного лучше (по крайней мере, мне так кажется). Ну а раз уж я решилась за этот цикл браться, то и переводить надо все по порядку, а из песни слова не выкинешь.

Кстати, второй фик я уже начала переводить, думаю, в скором времени начну выкладку.)))

2014-02-11 в 00:38 

Тень_
где-то появилось солнце, значит, где-то появилась Тень...
LaynaSantana, да я уже)) Просто замоталась и забыла откомментить:shuffle2: И снова поблагодарить за то, что уже который раз беретёсь за переводы:white:
Текст неплохой, правда я не очень люблю флафф, а тут кажется именно он)), но с другой стороны, мне вообще читать нечего, поэтому я с благодарностью берусь за любой фик. А тут вы ещё обещаете, что будет интереснее..!:rolleyes: В общем, жду продолжение!

2014-02-17 в 17:15 

Norial
"...надо работать, а я тут Локи ебу" (с)
очень классный фик. спасибо за перевод. :heart::heart:

2014-02-18 в 10:24 

А как выбираются фанфики для перевода?
Если есть что-то, что я хотела бы видеть на русском, и даже с перепугу начала переводить, пока для себя...
Можно ли заинтересовать этим тебя?
Речь идет про "www.fanfiction.net/s/7433912/1/The-deal" и я могу прислать в личку первую из 4 глав.
Пока перевела только ее. Ну и естественно нужно редактирование :)

2014-02-20 в 02:48 

LaynaSantana
marinalo,
Насколько я знаю, фики для перевода выбираются исключительно на свой вкус. Ну или на свой страх и риск, кому как.

ПО поводу указанного фика - мне он известен, и я, честно говоря, не в восторге. Есть у этого автор вещи и получше. Кому-то я уже отписывалась в личке, что за него браться не хотела бы, ты уж прости. Тем более, что у меня еще 2 части висят от этого цикла, первый фик которого - вот это "искупление", а они раза в три-четыре побольше.
Тем более, если ты сама взялась переводить - дерзай, не дай свои трудам пропасть! (Только не забудь автора попросить о разрешении на перевод. Хотя мне она разрешение дала по Крохотным Вещам, так что, думаю, проблем не будет.)

Если уж совсем будет страшно выкладывать - в крайнем случае могу отбетить... :)

Norial,
Спасибо, рада, что понравилось!

2014-02-20 в 19:31 

Большое спасибо за перевод) мне очень понравился фик. Жду продолжения) не терпится узнать, что будет дальше?)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

миры Кассандры Клэр

главная